IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V   1 2 >

Антон Ян
Отправлено: 25.7.2013, 0:16


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Сколько войск было у Врангеля в Крыму? Почему нас это интересует, ответим чуть позже, в конце поста.
Чтобы исключить всякие небылицы, очевидно, лучше всего будет, если обратимся к первоисточнику, к самому барону Врангелю.

Ответ находим в книге П.Н. Врангеля «Записки (ноябрь 1916 г. -- ноябрь 1920 г.) в двух книгах. Книга вторая» на: http://www.magister.msk.ru/library/history...el/vrangel2.htm

В этой книге в главе IV. «Перед наступлением» П.Н. Врангель пишет: «Русская армия к маю месяцу уже представляла серьезную силу. Численность бойцов на фронте, в запасных и тыловых частях достигла 40 000 человек. Все боеспособное было влито в строй».

Уточним: имеется в виду май 1920 года, период готовности войск Врангеля для наступления из Крыма в Северное Причерноморье. Обстановка этому наступлению благоприятствовала, так как основные силы «красных» войск были в это время завязаны на отражение польской агрессии.

П.Н. Врангель в этой же главе книги своей поясняет необходимость наступления: «Общая стратегическая обстановка начинала складываться для нас благоприятно. Мы не только могли быть временно спокойны за участь Крыма, но могли вновь померяться с врагом. Тяжелое экономическое положение не позволяло далее оставаться в Крыму. Выход в богатые южные уезды Северной Таврии представлялся жизненно необходимым».

И 40 000 человек – это, можно говорить, была максимальная численность войск Врангеля за весь его крымский период. Ведение активных боевых действий вело к неизбежным потерям, которые Врангель пытался возместить принудительной мобилизацией в захваченных районах. Но украинские крестьяне всячески уклонялись от мобилизации, так что мобилизация не покрывала боевые потери врангелевских войск.

И в главе IX «Все на Врангеля» своей книги П.Н. Врангель отмечает это: «Наши силы к 1-ому сентября не превосходили 25 000 штыков и 8000 шашек (боевой состав)». А в Крым, за подготовленные укрепления, вполне вероятно, удалось войти и ещё меньшему числу боевого состава врангелевских войск.

Для чего нужны были нам эти данные? А вот для чего.
Читаю статью современного автора в («АиФ» 43 (1 564). 27.10 – 2.11.2010. С. 61). Автор Валентина Оберемко.
Статья о М.В. Фрунзе и, конечно же, о крымских событиях тоже. Называется статья «Большевик-романтик».

И вот что пишет автор этой статьи: «Однажды из-за романтической натуры Фрунзе погибли несколько сотен тысяч человек. Во время военных действий в Крыму у него возникла красивая идея: «А что, если предложить белым офицерам сдаться в обмен на помилование?» Фрунзе официально обратился к Врангелю: «Кто захочет – беспрепятственно покинет Россию».

И далее автор статьи передаёт слово Владимиру Возилову, кандидату исторических наук, директору Шуйского музея им. Фрунзе. «Обещанию Фрунзе тогда поверили около 200 тысяч офицеров. – рассказывает В. Возилов. – Но Ленин и Троцкий приказали их уничтожить. Фрунзе отказался исполнять приказ и был отстранён от командования Южным фронтом».

Объяснил бы нам сей учёный муж, как в 30-40-тысячном войске может быть одних только офицеров 200 тысяч.

И потом. Это что же получается, какая армия была к моменту сдачи Крыма у Врангеля, если только одних офицеров, без учёта солдат, по версии мифотворцев, они насчитали 200 тысяч. И 200 тысяч – это только те, которые, «поверили» Фрунзе и сдались в плен. А сколько сотен тысяч не сдались, не «поверили»?

И если на каждого офицера в подчинении приходилось хотя бы по четыре-пять солдат, то получается, что не менее чем миллионная армия была у Врангеля. Такой армией не в Крыму спасаться, а на Москву идти можно. Ведь Деникин с гораздо меньшей силой на Москву шёл.

Но и это ещё не всё. Далее автор статьи «Большевик-романтик» подключает к мифотворчеству и Зинаиду Борисову, заведующую самарским Домом-музеем М.В. Фрунзе. «Эти офицеры были казнены ужасным образом, – продолжает З. Борисова. – Их построили на берегу моря, каждому повесили камень на шею и выстрелили в затылок».

Представим картину: 200 тысяч человек построены на берегу моря и каждому надо привязать на шею камень и в затылок выстрелить. Это сколько же людей надо к этому привлечь, сколько верёвок, канатов и т.п. нужно заготовить для подвешивания камней. И какую психику надо иметь, чтобы столько людей расстрелять.

Вот, примерно так, и сочиняются антисоветские "чёрные" мифы! И вроде бы солидные люди, с учёными степенями.
А либеральные СМИ убеждают нас тотально и непрерывно, что вот эти сплетни, слухи и анекдоты и есть якобы, та самая настоящая историческая правда, которую в Советском Союзе от нас скрывали.
А миллионы людей читают подобные либеральные сказки и верят им.

Источник: П.Н. Врангель. «Записки (ноябрь 1916 г. -- ноябрь 1920 г.) в двух книгах. Книга вторая» на: http://www.magister.msk.ru/library/history...el/vrangel2.htm
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1712 · Ответов: 1 · Просмотров: 4365

Антон Ян
Отправлено: 23.6.2013, 0:16


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Что представляет собой либерально-капиталистическая демократия знали уже и во времена Маяковского:

«Обещали и делим поровну:
одному – бублик,
другому – дырку от бублика.
Это и есть демократическая республика».
Маяковский В.В. Сочинения в двух томах. Т.2. М.: Изд. «Правда», 1988. С.490. Из пьесы «Мистерия-буфф (Второй вариант).

  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1678 · Ответов: 3 · Просмотров: 5781

Антон Ян
Отправлено: 23.6.2013, 0:13


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Финансовые кризисы создаются обычно по отработанной схеме:
1. Банкирами частного ФРС создаётся "пирамида", которая копируется и распространяется банкирами других стран и создаётся внутри и этих стран тоже.

Суть Пирамиды - накачка деньгами компаний и население кредитами.
Всех приучают рекламой и т.д. жить в долг (на ещё не заработанное) (реклама: живи сейчас, а отдашь потом).
Наступает лет, примерно, через 10-15, перенасыщение кредитами, когда брать больше кредиты люди и компании не могут, иначе на текущие расходы денег не останется.
И тогда банкиры пирамиду рушат, денежный поток зажимают, а долги требуют вернуть и немедленно.
В итоге создаётся ситуация паники: долги надо друг другу по вертикали отдавать, а денег нет.
Вот он и кризис.

Обратим внимание на то, что кризисы давно уже называют не "кризисами перепроизводства", а "финансовыми" кризисами.

2. Ведь, не по формуле Маркса "рыночная" экономика работает.
В Марксовой формуле банки играли вспомогательную роль для производства, и в ней предприниматель брал + к своему капиталу ещё и деньги в банке, вкладывал в производство товара и через реализацию товара получал прибыль.

3. Суть так называемой "рыночной" экономики в том и состоит, что в ней не производственники теперь управляют (диктуют правила), а банкиры подчинили экономику своим интересам.
И в этой экономике, названной "рыночной", главным товаром стали деньги, деньги делают громадные деньги, минуя даже производственнную фазу вообщее (на банковском кредите, бирже валют и акций и др., элементарной спекуляции и т.д.).


Производство, конечно, есть, как без него жить, но оно в этой "рыночной" системе стало ведомой и зависчимой от диктата банкиров (так называемой "мировой закулисы")
Банкиры подчинили мир и создали "другую" экономику, подчинив себе власть и производство тоже.

4. И кризисы создаются ими, примерно, по такой схеме(уже не своими словами, а профессионала):
«В своей книге «Экономические тиски», изданной, кстати, ещё в 1921 году, конгрессмен Чарльз Лидберг приводит три принципа, согласно которым ФРС создаёт экономические кризисы.
Эти принципы универсальны:
1) увеличение денежной массы всеми возможными способами (чем больше, тем лучше);
2) создание кредитного ажиотажа, поощрение населения и бизнеса брать кредиты (чем больше, тем лучше);
3) резкое сокращение денежной массы и требование возврата долгов».
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1677 · Ответов: 3 · Просмотров: 5936

Антон Ян
Отправлено: 22.6.2013, 22:56


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


1. Что интересно.
Из 3-х войн молодого финского государства против бывшей метрополии, в двух агрессорами выступала именно финская сторона:
- в 1918 году, когда пыталась используя период разброда в России, увеличить свою территорию чуть ли не до Белого моря.
- и в войне вместе с гитлеровской Германией против СССР


Из википедии: http://ru.wikipedia....о-финская_война

1. "7 марта финский премьер-министр заявляет претензии на Восточную Карелию и Кольский полуостров, а 15 марта финский генерал Маннергейм утверждает «план Валлениуса», предусматривающий захват части бывшей территории Российской империи до линии Петсамо (Печенга) — Кольский полуостров — Белое море — Онежское озеро — река Свирь — Ладожское озеро.[8]

К середине мая 1918 г. белые финны контролировали всю территорию бывшего Великого княжества Финляндского и начали военные операции для завоевания Восточной Карелии и Кольского полуострова.
10—12 мая финские отряды атаковали Печенгу, но были отбиты красногвардейцами".

2. "В январе 1919 года финны заняли Поросозерную волость Повенецкого уезда.
21—22 апреля Олонецкая добровольческая армия с территории Финляндии начала массированное наступление в Восточной Карелии на олонецком направлении.
21 апреля добровольцы заняли Видлицу, 23 апреля — Тулоксу, вечером того же дня — город Олонец, 24 апреля заняли Вешкелицу, 25 апреля подошли к Пряже, вышли в район Сулажгоры и начали угрожать непосредственно Петрозаводску.

Одновременно Петрозаводску с севера угрожали английские, канадские и белогвардейские войска. В конце апреля Красной Армии удалось сдержать наступление добровольцев на Петрозаводск

3. Финны создали даже Северокарельское государство на территории России, с целью его последующего присоединения к Великой Финляндии.
"18 мая 1920 года части Красной Армии ликвидировали Северокарельское государство со столицей в поселке Ухта(Архангельская губерния), которое получало финансовую и военную помощь от финского правительства.

Только в июле 1920 года финнов удалось выбить с большей части восточной Карелии. Финские войска остались только в Ребольской и Поросозерской волостях Восточной Карелии.

В 1920 г. по Тартускому мирному договору Советская Россия пошла на значительные территориальные уступки — независимая Финляндия получила Западную Карелию до реки Сестра, Печенгскую область в Заполярье, западную часть полуострова Рыбачий и большую частьполуострова Среднего".
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1676 · Ответов: 13 · Просмотров: 22019

Антон Ян
Отправлено: 20.6.2013, 0:56


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Вот примерно такими плакатами в США ещё в 20-е годы запугивали и детей, и взрослых угрозой агрессии со стороны СССР:

  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1675 · Ответов: 1 · Просмотров: 4873

Антон Ян
Отправлено: 3.8.2012, 3:20


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Всем врагам Сталина http://www.youtube.com/watch?v=iQryxuASjp0
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1584 · Ответов: 1 · Просмотров: 5264

Антон Ян
Отправлено: 25.7.2012, 0:24


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


«Твёрдые цены, запрет на спекуляцию, реквизиции хлеба – издавна известные меры предотвращения голода. В широких масштабах, как единая и всесторонне рассмотренная государственная программа, они были применены в 1793-1794 гг. во Франции. Этот опыт был хорошо изучен, из него был сделан ряд важных выводов для экономической теории. Он был известен и большевикам. Позднее, в 1928 г. был даже издан перевод книги ведущего историка Французской революции А. Матьеза «Борьба с дороговизной и социальное движение в эпоху террора» – скрупулезное описание французской «продразвёрстки».

Чрезвычайные продовольственные меры во Франции были введены сторонниками экономического либерализма, принципиальными противниками любого государственного регулирования рынка. Значит, дело не в доктринах и в теориях. Меры были исключительно жёсткими. Первым законом предписывалось реквизировать у земледельца лишь излишек урожая. Крестьянину оставляли «семейный запас» (достаточный для пропитания семьи в течение года) и семена для посева.

Позднее Конвент специальным декретом отменил семейный запас, и Продовольственная комиссия «превратила все продовольственные запасы республики в общую собственность». Проводились обыски домов и квартир, изымалось почти всё продовольствие. Единой для всей страны нормы оставляемого жителям хлеба установлено не было, но она везде была очень мала. Например, в округе Шомон она составляла 1 пуд, то есть 16 кг на жителя, излишек он должен был сдать на военный склад в течение 5 дней. Реквизиции проводились национальной гвардией и часто сопровождались боями. Были введены хлебные карточки и смертная казнь за спекуляцию. По словам А. Матьеза, результат был таков: правительство Робеспьера спасло рабочую Францию от голода». (Кара-Мурза С.Г. «Советская цивилизация». Книга первая. М.: Изд-во Эксмо-Пресс, 2002. С. 306-307).

В одной только Вандее в войне за хлеб было тогда уничтожено по разным источникам от полумиллиона до 1 миллиона крестьян. Сегодня либеральная пропаганда обвиняет советскую власть за политику вынужденной продразвёрстки, подавая продразвёрстку как якобы выдумку большевиков. Но в годы Французской революции никаких большевиков ещё не было и в помине. И слов «большевик» и «социализм» ещё тоже не было.

Великая французская революция не была революцией социалистической, это была революция либерально-капиталистическая. Лозунг этой революции – «Свобода! Равенство! Братство!», а не «Пролетарии всех стран…». Конечно, «низы» в этой революции участие принимали, но не они были руководящей и направляющей силой этой революции. Они были силой ведомой. Либералы использовали их как ударную силу и «пушечное мясо» для свержения монархии и установления власти своего класса в форме парламентской демократии владельцев капитала.

В ходе Первой мировой войны по данным историка В. Шамбарова: «Германия первой из воюющих держав, уже в феврале 1915 г., ввела хлебные карточки. По ним полагалось 225 г. муки в день на взрослого человека, а детям старше года – 100 г.». (Шамбаров В.Е. «Агенты Берии в руководстве гестапо». М.: Эксмо: Алгоритм, 2010. С.34).

«В 1916 г. в дополнение к хлебным карточкам появились карточки на масло, жиры, картофель, мясо, одежду. Для крестьян, фермеров, помещиков была введена полная сдача сельхозпродуктов государству». (Там же, с.36).

«Был выдвинут лозунг «durchalten» – продержаться. <…> Была принята «программа Гинденбурга» – «Закон о конфискациях и реквизициях в военное время», практически перечёркивавший права собственности». (Там же, с. 35).

Этим законом в кайзеровской Германии вводилась, как ранее и в буржуазной Франции, по сути своей, та самая продразвёрстка, которая подаётся ныне либеральной пропагандой как якобы проблема чисто идеологическая, как якобы специфическая особенность одного только коммунистического строя.

На самом деле, период «военного коммунизма» 1918-20-х годов в Советской России необходимо понимать не как идеологию, а как вынужденную и необходимую меру выживания населения страны (в первую очередь городского, т.е., по сути, предков тех, чьи потомки сегодня продразвёрстку так громко и охаивают) в критических условиях разрухи и войны.

С давних времён известен этот метод выживания единого целого – народа (нации) как субъекта истории – в условиях катастрофической нехватки продовольствия и других жизненно важных ресурсов, пусть он и не назывался тогда ещё «военным коммунизмом» и «продразвёрсткой».

И правительство царской России тоже вынуждено было в 1916 году принять решение о продразвёрстке, хотя коммунистическим самодержавный режим никак не назовёшь при всём старании.

Известный публицист и политолог С.Г. Кара-Мурза отмечает: «Известно, что государство царской России было добито нехваткой хлеба в городах в начале 1917 г. Предотвратить этот исход царское правительство пыталось теми же методами, что и во Франции. Когда в 1915 г. был нарушен нормальный товарооборот и, несмотря на высокий урожай, «хлеб не пошёл на рынок», были установлены твёрдые цены и начались реквизиции. Они ударили только по крестьянам. 23 сентября 1916 г. правительство объявило продразвёрстку и ввело её со 2 декабря. К 31 декабря она должна была быть доведена до каждого двора. Количество подлежащего сдаче хлеба составляло 772 млн. пудов. Как видим, вроде бы не имеющие никакого отношения к коммунистам министры царского правительства идут на меру, присущую «военному коммунизму». (Кара-Мурза С.Г. «Советская цивилизация». Книга первая. М.: Изд-во Эксмо-Пресс, 2002. С. 307).

Да и Временное правительство, будучи по своей философии буржуазно-либеральным, тем не менее, также вводит хлебную монополию – уже 25 марта 1917 года.

Вот как пишет Александр Солженицын о принятии такого решения министром земледелия Временного правительства: «Теперь, вблизи, присматривался Шингарёв к деятельности своего предшественника Риттиха – и начал сознавать, что тот делал на своём месте, пожалуй, наилучшее, что только мог. Разбираясь в кипах бумаг, разглядывал теперь Шингарёв, что не в царском наследии было дело. <…>

Кадеты и сам Шингарёв обвиняли Риттиха в его настойчивой громогласной хлебной развёрстке – как бесчеловечной мере. А сейчас Шингарёв обдумывал те же самые проблемы как уже имеющий власть – и ясно видел, что развёрстка хлеба не только нужна, но должна быть ещё и форсирована (с некоторых губерний потребовано слишком мало), – но для спасения страны, развёрстка уже слишком слаба. <…> Внезапно, по телеграфу, в глушь, отрезанную снегами и распутицей, объявить: за вычетом норм посевных, кормовых и продовольственных самих крестьян – всё остальное зерно объявляется собственностью государства, и хозяева этого хлеба превращаются лишь в хранителей его, ответственные перед государством» (Солженицын А.И. «Наконец-то революция: Главы из книги «Красное Колесо». М.: АСТ МОСКВА, Екатеринбург: У-Фактория, 2009. С.553).

В случаях угрозы гибели огромных масс людей от голода государство просто обязано брать под контроль учёт и распределение продовольствия, чтобы не произошло так, как это получилось в Австрии в 1918 году. В революционной Австрии продовольственная проблема была пущена на самотёк, что привело к настоящей гражданской войне между городом и деревней.

Вот как пишет об этом А. Бушков: «Австрия, так уж исторически сложилось, разделялась на два района: Вена с прилегающими землями, где концентрировалась промышленность, а с ней, соответственно, и пролетариат, и остальная часть, сугубо аграрная. В индустриальной части создалась масса рабочих Советов, а в аграрной, как легко догадаться, множество Советов крестьянских.

И они тут же вцепились друг другу в глотку. <…> Грубо говоря, у крестьянина было что-то жрать, а у пролетариата – отнюдь. Вена с её заводами не сеяла и не пахала. Селу этот район не мог предложить никаких интересных для крестьян товаров – но кушать-то всерьёз хотелось, животы подвело!
И тогда по решению рабочих Советов двинулись… продотряды. И принялись грести всё под метёлку – и зерно, и отчаянно визжащих хрюшек, и вообще всё, что плохо лежало. Чем всего-навсего продолжили императорскую программу военных реквизиций, когда всё выгребали в обмен на бумажку с неразборчивой подписью какого-нибудь прапорщика Дуба…

Крестьянские Советы объявили всеобщую мобилизацию и священную войну. <…> И деревня схлестнулась с городом – всерьёз. Начались самые настоящие бои: на обеих сторонах было множество прошедшего мировую войну народа, так что дело знакомое… Дошло до того, что иные австрийские области всерьёз собирались провозглашать свою независимость и суверенитет – хоть все поголовно были одной нации. Австрия, и без того крохотная, вот-вот должна была развалиться на полдюжины вовсе уж кукольных «держав». За этим с большим интересом наблюдали соседи – новорождённые Польша, Чехословакия и Югославия, приготовившись вторгнуться и прирезать себе, что только удастся». (Бушков А. «Сталин. Корабль без капитана». СПб.: Изд. Дом «Нева», 2005. С.213-214).

«Придя к власти именно в катастрофических условиях, большевики повели дело исходя из здравого смысла, как в случае с милицией. Обеспечить минимальное снабжение города через рынок при быстрой инфляции, разрухе в промышленности и отсутствии товарных запасов было невозможно.<…> Были приняты чрезвычайные меры. Заводам предложили создать и послать в хлебные районы рабочие продотряды. Половина добытого ими зерна поступала предприятию, сформировавшего отряд, половина передавалась Наркомпроду. Эти отряды составили затем единую Продармию, которая к декабрю 1918 г. насчитывала 41 тыс человек (1 человек на 500 крестьянских дворов).

Эти меры устранили угрозу голодной смерти (но не голода) в городах и в армии. <…> Пайками было обеспечено 34 млн. человек – практически всё городское население и часть сельских кустарей. Пенсиями и пособиями (в натуре, продовольствием) были обеспечены 9 млн. семей военнослужащих.

Тот факт, что большевики без всякого доктринёрства и болтовни, не имея ещё государственного аппарата, обеспечили скудными, но надёжными пайками всё городское население России, имело огромное значение для того, чтобы «проект Ленина» был принят в целом. Ведь этих пайков не дало ни царское, ни Временное правительство, которые действовали в гораздо менее жёстких условиях (а белые снабжением населения вообще не занимались)». (Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием». М.: Изд-во Эксмо, 2006. С.731-732).

Таким образом, большевики не только спасли от голодной смерти десятки миллионов жителей городов страны, но и спасли страну от катастрофы и беспредела гражданской войны между городом и деревней и от развала на «удельные» лоскутки, враждующие друг с другом, и тем удобные для оккупации и поглощения другими странам.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1581 · Ответов: 0 · Просмотров: 2892

Антон Ян
Отправлено: 15.6.2012, 15:51


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Вот, к примеру, каким вспоминает своё детство американский историк Лари Вульф: «Я родился в 1957 году, в год запуска первого спутника, и я считаю себя дитём «холодной войны». Карибский кризис произошёл уже на моей памяти: я был тогда достаточно большим, чтобы понимать, что мои родители и другие взрослые напуганы, и страхи их как-то связаны с Россией.

На следующий год я пошёл в школу, где меня научили, что надо делать во время воздушного налёта. Если в случае пожара мы должны были покинуть школьное здание, то по сигналу воздушной тревоги нам следовало остаться внутри, но выйти из классов в коридор, выстроясь лицом к стене, сесть на корточки и закрыть голову руками.

Эти упражнения были довольно пугающими для детей, и я помню, что закрывал руками не только голову, но уши – чтобы заглушить предполагаемый грохот разрывов. Всё это происходило двадцать лет спустя после окончания Второй мировой войны, и у нас не было ни малейшего сомнения, что врагом, от которого нам предстоит прятаться в коридорах, будет именно Советский Союз – то есть страна, которую мы называли просто Россией».

«Возможно, сегодняшние русские удивятся, узнав, что каждый американец моего поколения в детстве смотрел мультфильмы из серии «Рокки и Бульвинкль», где много внимания, в частности, уделялось России. В этом мультфильме два бесстрашных защитника свободы и американских ценностей, летающая белка по имени Рокки и анекдотически глупый лось по имени Бульвинкль, спасали мир от коварных, аморальных и очень опасных происков двух русских шпионов, Бориса Бедунова и его спутницы, высокой, злобной и соблазнительной Наташи. (То была недоступная детям и довольно глупая игра слов: Борис Бедунов вместо Бориса Годунова – он был плохим, «Bad», а не хорошим, «Good»).

Начальником, похоже, была именно Наташа, которая постоянно командовала комически властным голосом: «Борис, хватай лося!» Зловещий облик России отражался не только в наших ядерных страхах, но и в смешных детских мультфильмах. Зло говорило с русским акцентом».

«Образ России для меня определяли, конечно, не только Борис и Наташа. Во времена моего детства американцы открывали для себя и других вымышленных героев, таких как доктор Живаго и Иван Денисович, чьи страдания символизировали в наших глазах ужасы коммунизма. Одновременно выдающиеся артисты вроде Рудольфа Нуриева, а затем Михаила Барышникова пользовались огромным успехом в Лондоне, Париже и Нью-Йорке ещё и потому, что блеск их мастерства служил отражением и русского гения, и подневольного положения творческой личности в стране, которую они вынуждены были покинуть. Вне всякого сомнения, Россия покоряла наше воображение, господствовала в страхах и фантазиях и помогала нам ощущать свою принадлежность Америке и Западу в целом».

«В 1960 году журнал «Лайф» издал иллюстрированный альбом о России, где объявлялось, что этот «пространный и пустынный край порождает мрачное ощущение нереальности и служит естественным фоном для повторяющихся волнений, драм и жестокостей». Что до самих русских, то «по сути своей, жители СССР – примитивные люди в том смысле, что они не знают ещё космополитичной утончённости жизни, не смягчены современными удобствами и не дезориентированы богатством выбора, доступным в высокоразвитых обществах. Как и их страна, их помыслы и идеи широки, просты и открыты». Предполагаемая примитивная открытость русского сознания, в сочетании с драматизмом ландшафта, предоставляла Америке превосходный фон, на который можно проецировать собственные комплексы».

«Русские были так же необходимы американцам, как Борис и Наташа – Рокки и Бульвинкль. Стараясь узнать своего врага, пытаясь свыкнуться с реальностью Советского Союза, мы также прибегали и к изобретательству, формулируя русскую угрозу так, чтобы она отвечала нашим собственным культурным потребностям».
Источник: Вульф Л. «Изобретая Восточную Европу: Карта цивилизации в сознании эпохи просвещения» / Пер. с англ. И.Федюкина. М.: Новое литературное обозрение, 2003. С.12-14).

А либеральная пропаганда постоянно и непрерывно твердит, что Советский Союз был якобы самой идеологической страной мира. Но у нас не доходило до того, чтобы детей накачивали идеологическими мультфильмами-пугалками. И первоклассников не запугивали ядерной угрозой и другими подобными страшилками, как это было в США.

Накачивание в сознание людей образа врага с самого раннего их детства присуще, как правило, агрессивным цивилизациям. А у нас даже в пионерских отрядах была больше игра (костры, песни, соревнования и т.п.), нежели идеология.

В сознание детей не нагнетался психоз устрашения врагом. А красные галстуки были одного цвета с государственным флагом (Знамя Победы), что воспитывало не страхи в детских душах как, это было в США, а гордость за свою страну, то есть, тот самый патриотизм, который так ненавистен и осуждаем либеральной антисоветской пропагандой.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1572 · Ответов: 1 · Просмотров: 4873

Антон Ян
Отправлено: 11.5.2012, 0:22


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


«Нынешний экономический коллапс наступил сразу после невероятного расцвета. Точно так же было и раньше. Президент США Калвин Кулидж, уходя в отставку в 1928 году, говорил: «Страна может с удовлетворением смотреть на настоящее и с оптимизмом – в будущее». (Стариков Н.В. Кризис: Как это делается. СПб: Питер, 2010. С. 87).

Да и начало правления нового президента США (с 1929 по 1933 гг.) Гувера Герберта Кларка было вполне безоблачным.

«Курица в каждой кастрюле и машина в каждом гараже» — обещал он избирателям, и это обещание было выполнено. На дворе стояли благодатные двадцатые. В Америке во всю шла социальная революция: появлялся работающий «средний класс». Рабочие конвейеров, которым еще Генри Форд резко поднял зарплату — чтобы они смогли покупать его автомобили, становились вполне обеспеченными людьми. У многих уже появился свой собственный домик, в гараже которого стоял новый «Форд», а на обед их ждала курица, а то и хороший бифштекс". (http://wordweb.ru/2008/11/25/istorija-velikojj-depressii.html).

1. Как это делается?

Казалось, так и будет: Америка расцветала. Кризис 1920 года был давно забыт. Страна была на подъёме, настроение большинства людей в стране было деятельным и оптимистичным. Казалось, что сбылась, наконец-то, извечная «американская мечта», мечта простого человека страны: иметь свой домик, машину и курицу на обед.

Доктор экономических наук, профессор Б.Ф. Ключников о рукотворности кризиса пишет: «И снова первым шагом было увеличение денежной массы, что и происходило с 1921 по 1929 гг. Числа показывают, что Федеральный резерв увеличил денежную массу с нижнего уровня в 31, 7 миллиарда долларов в 1921 г. до верхнего – 45,7 миллиарда долларов в 1929 г., т.е. увеличение примерно составило 144%.». (Ключников Б.Ф. Мировой кризис как заговор. М.: Алгоритм, Эксмо, 2009. С. 46).

А что такое Федеральная резервная система? Откуда у неё такие права и возможности?

«В декабре 1913 года в США была создана Федеральная резервная система (Federal Reserve System) – первая в человеческой истории ЧАСТНАЯ ЛАВОЧКА, получившая право печатать деньги». (Стариков Н.В. Кризис: Как это делается. СПб: Питер, 2010. С. 36).

«Ныне ФРС – частная организация, синдикат нью-йоркских банков». (Ключников Б.Ф. Мировой кризис как заговор. М.: Алгоритм, Эксмо, 2009. С. 14).

«Принадлежащая частным лицам Федеральная резервная система США управляет денежной массой и поэтому способна вызывать инфляцию и дефляцию по своему усмотрению. (Там же, с. 43).

«Федеральная резервная система также способна создавать экономические циклы посредством увеличения и уменьшения количества денег и кредита. Первая серьёзная возможность создать депрессию таким образом представилась в 1920 г., когда федеральный резерв устроил то, что получило известность как паника 1920 г.

Процесс протекал следующим образом: система увеличила денежную массу – с 1914 по 1919 гг. количество денег в Соединённых Штатах почти удвоилось. Затем средства массовой информации внушают американскому народу брать большое количество денег в кредит.
Как только деньги уходят в долг, банкиры сокращают денежную массу, требуя возврата невыплаченных долгов». (Там же, с. 44).

«Добыча международных банкиров во время паники и кризиса в 1920 г. была настолько велика, так заманчива, что согласно многим американским исследователям побудила их заняться подготовкой паники и биржевого краха покрупнее. Но перестарались. Он грянул 9 лет спустя, 24 октября 1929 г. Мне приходилось беседовать со многими пожилыми американцами о кризисе 1929 –1933 гг. В их памяти он остался мрачной вехой, переломным моментом в жизни, как для нашего старшего поколения стало начало Отечественной войны». (Ключников Б.Ф. ВТО – дорога в рабство. М.: Изд-во Эксмо, изд-во Алгоритм, 2005. С. 39).

«Для создания финансового кризиса первоначально требовалось раздать в долг как можно больше денег. Что для этого нужно? Только две «вещи»: кредитор и заёмщик. Для «создания» кредитора Федеральная резервная система быстро увеличила денежную массу почти в полтора раза: с $31, 7 млрд. в 1921 году до $45,7 млрд. в 1929 году. Через построенную систему Федрезерва средства давались «нужным» банкам, которые, в свою очередь, кредитовали другие банки и организации. Через пару уровней наличность расползается в виде кредитов по карманам обывателей и мелких предпринимателей.

Заёмщика создавали средства массовой информации, наперебой предлагавшие американцам брать кредиты для улучшения качества своей жизни. <…> Однако жизнь в кредит на Западе стала входить в моду именно накануне Великой депрессии. В Штатах в начале XX века для начала подкорректировали законодательство, предложив своим гражданам легко и быстро разбогатеть. Лохотрон с тех пор практически не изменился – это игра на бирже.

Снизив проценты на кредиты, с одной стороны, с другой – предложили эти кредиты вкладывать в акции. По условиям кредитов, под покупку акций (так называемый маржинальный займ) для игры на бирже теперь не нужно было иметь 100%-ной стоимости акций. Достаточно было внести всего 10%, и за эти деньги новоиспеченный игрок получал путём кредитования полноценные 100% акций. На примере сегодняшнего дня в любой экономической афере мы видим, что снижение «порога входа» приводит к взрывообразному увеличению числа покупателей. Тех, кто имеет десятую часть, на порядок раз больше, чем имеющих всю сумму целиком. Народ валом повалил на биржу в 1920-е годы, точно так же как россияне – за телевизорами и холодильниками в наши дни.

Кто оплачивал недостающую сумму? Биржевой брокер, который в свою очередь, брал на эти нужды банковский кредит. В итоге в выигрыше оказывались все: у брокера увеличивалось число клиентов, клиент при стоимости акций всего на 10% оказывался в выигрыше, а увеличившееся количество покупателей приводило к удорожанию акций.

Заплатив $10 за пакет акций, стоящий $100, при 10%-ном росте клиент оказывался владельцем акций, стоящих $110. Теперь игрок мог вернуть брокеру $90 и заработать ещё $10 к своей первоначальной десятке.

Был в этом вкусном сыре и маленький незаметный кусочек мышеловки: владелец акции, внесший десятую часть её стоимости, должен был в течение 24 часов при первом требовании брокера внести оставшиеся средства. Но такое условие никого не беспокоило. Ведь курс акций за счёт огромного притока биржевых игроков взмыл в поднебесье. Начался стремительный подъём. На бирже делались состояния. Чтобы поучаствовать в этом празднике жизни, американцы брали кредиты, на которые покупали акции. В 1923 году фондовый индекс Dow-Jones находился на уровне 99. А 3 сентября 1929 года он достиг рекорда, учетверившись за 6 лет, – 381,17.

«Каждый способен разбогатеть на бирже!» – гласила обложка популярного женского журнала. По иронии судьбы, он вышел в свет за день до полного краха. В 1932 году индекс Dow-Jones опустился до 41. Рынок восстановился до докризисных значений спустя 39 лет – лишь в 1954 году индексы превысили уровень 3 сентября 1929 года.

Откуда на волне всеобщего подъёма возникает страшный призрак обвала? Так ведь делая деньги и давая их в долг, вы всегда можете и перестать их давать, а старые долги потребовать к оплате.
Механизм организации финансового кризиса прост: новых денег не давать, а старые долги потребовать вернуть.

Так и была сделана Великая депрессия, по этому лекалу выстроен и финансовый кризис образца 2008 – 2009 годов. Банки, подконтрольные Джону Моргану и его партнёрам, потребовали возврата кредитов. Причём массово и разом. Что оставалось биржевым брокерам, которые по договору с покупателем, кредитуя его на пресловутые 90%, сами занимали эти деньги у банка? Потребовать оплаты от своих клиентов, причём в 24 часа. Что могли сделать несчастные американцы, никогда не думавшие о возможности такого развития событий? За 24 часа денег им было не найти. Оставался один способ – продать акции на бирже.

А теперь представьте себе, что на биржу разом пришли все владельцы акций, причём с одной целью – продать их. А вот с целью покупки не пришёл никто». (Стариков Н.В. Кризис: Как это делается. СПб: Питер, 2010. С. 90–92).

«Падение акций на Уолл-стрит началось 24 октября 1929 года, в Чёрный четверг. Спрос превысил предложение? Нет, спроса просто не было, было одно только предложение. Поначалу…
Началась паническая и отчаянная распродажа акций. Ведь всем была нужна наличность, а вот акции – практически никому. (Там же, с.92).

«В первый день инвесторы продали около 13 млн. акций. Но это было лишь начало. Потом за Чёрным четвергом последовала Чёрная пятница, Чёрный понедельник и Чёрный вторник. Было распродано ещё порядка 30 млн. акций. За копейки, точнее говоря, за центы. Миллионы, буквально миллионы инвесторов были разорены. Убытки составили примерно $30 млрд. – столько же, сколько США потратили на Первую мировую войну. Сами организаторы кризиса, зная, когда и как он начнётся, заранее избавились от ненужных активов. Теперь эти десятки людей, под аккомпанемент падающих из окон инвесторов-банкротов, стали владельцами практически ВСЕГО» (Там же, с. 93).

3. Кто же скупил акции?

«Одним из очевидцев биржевого краха был Уинстон Черчилль, которого Бернард Барух привёл на фондовую биржу 24 октября 1929 г. Некоторые видные историки убеждены, что Черчилля привели непосредственно присутствовать при крахе, поскольку было желательно, чтобы он увидел могущество банковской системы в действии». (Ключников Б.Ф. Мировой кризис как заговор. М.: Алгоритм, Эксмо, 2009. С. 49).

«Хотя множество держателей акций были вынуждены продать свои акции, обычно не задаётся вопроса: кто покупал все продававшиеся акции? В книгах по истории обычно рассуждают обо всём, связанном с продажами, происходившими во время краха, но помалкивают обо всех покупках.

Вот что написал о покупателях Джон Кеннет Гэлбрейт в своей книге «Великий крах 1929»: «А человек, оставшийся при больших деньгах благодаря неофициальной информации, который к началу первого краха благополучно находился вне рынка, естественно возвращался, чтобы скупить всё даром».
Естественно!

Одним из таких «удачливых биржевиков», вовремя избавившихся от акций, был Бернард Барух, тот самый который привёл Уинстона Черчилля присутствовать при крахе. Он сказал: «Я начал ликвидировать свои акции и вкладывать деньги в облигации и запас наличности. Я также купил золото».

Среди вовремя избавившихся от акций был Джозеф П. Кеннеди – отец президента Джона Кеннеди, переставший играть на бирже зимой 1928/29 г. «Доход от продажи акций он никуда снова не вкладывал, а хранил в виде наличности».

В числе других, продавших свои акции перед крахом, были международные банкиры и финансисты Генри Морган и Дуглас Диллон.
В то же время около шестнадцати тысяч банков, или пятьдесят два процента от общего числа, прекратили существование.

Некоторые из держателей акций пришли в свои банки, чтобы изъять хоть какую-то наличность, имевшуюся у них на счетах, и оплатить какую-то часть по требованиям наличными. Это вызвало массовое изъятие вкладов из банков в масштабах почти всей страны». (Там же, с. 49–50).

4. Масштабы трагедии

«Всё богатство, так быстро накопленное в предшествующие годы в виде бумажных ценностей, исчезло. Процветание миллионов американских семей, выросшее на гигантском фундаменте раздутого кредита, внезапно оказалось иллюзорным. Мощные промышленные предприятия оказались выбитыми из колеи и парализованными. За биржевым крахом, в период между 1929 и 1932 годом, последовало непрерывное падение цен и, как следствие этого, сокращение производства, вызвавшее широкую безработицу», – так описывает Великую депрессию в США Уинстон Черчилль.

Вот всего лишь несколько цифр.
Во время Великой депрессии в США было 15 миллионов безработных. В другом не менее солидном источнике мы найдём ещё более ошеломляющий результат – 17 млн. безработных. <…>
Всего за годы кризиса в США потерпело крах фантастическое число предприятий и фирм: 135 747. В небытие ушло 10 000 банков». (Стариков Н.В. Кризис: Как это делается. СПб: Питер, 2010. С. 89 - 90).

«Потери на фондовом рынке составили $40 млрд., уровень безработицы подскочил до 18,2%, число безработных доходило до 15 млн. человек, 5 млн. фермеров лишились земли за долги, а 7, 4 млн. человек просто умерли от голода. В Германии ВВП упал на 17%, обанкротилось 68 тыс. фирм и без работы остались 8 млн. немцев (что в немалой мере поспособствовало приходу к власти фашистов). (Иноземцев В.Л. «Экономика здравого смысла». М.: Алгоритм: Эксмо, 2009. С.21-22).

«В стране перестали сеять: сбор пшеницы упал на 36%, а кукурузы — почти вдвое. Фермеры стремительно разорялись, бросая хозяйство и уходя в никуда: за поместье, стоившее до кризиса 100 тысяч долларов, теперь не давали и пяти. Около миллиона семей фермеров остались без денег и хозяйств, но с огромными долгами. Над страной повисла тень голода.

В Нью-Йорке голодных кормили полевые кухни с бесплатным супом. В городах помельче ловили собак и белок, ели траву. <…>

Но демографический провал, который испытали США во время Депрессии, намного превосходит людские потери от Второй мировой войны. По самым радикальным оценкам, общие потери составили до нескольких миллионов человек, в основном — детей до 10 лет». (http://wordweb.ru/2008/11/25/istorija-velikojj-depressii.html).

И это был самый настоящий «голодомор». Настоящий «голодомор» потому, что он не был результатом стихийных бедствий (засуха, заморозки, дожди, неурожай и т.п.) как это было в голодные годы в России, а был рукотворным. Многие фотографии времён американской Великой депрессии были использованы совсем недавно, в период президенства Ющенко, в качестве фальшивок для обоснования того, что это был якобы советский «голодомор».

Профессор Ключников Б.Ф. о причинах кризисов пишет: «В СССР всегда объясняли, что это был объективно назревший циклический кризис перепроизводства. Он, мол, заложен в самой природе капитализма. Другая школа утверждает, что крах случился из-за неумелости действий американского правительства и Федеральной резервной системы. Иначе говоря, банкиры хотели избежать краха, но не смогли. Третья школа считает, что крах 1929 года был запрограммирован финансовой олигархией.

Такое обвинение было выдвинуто ещё во время кризиса в 1933 г. Конгрессмен Л. Мак-Фэдден обвинил конкретно ФРС, «Ферст Нэйшнл Бэнк» Моргана, банкирский дом Куна и Леба и другие крупные банки: «Я обвиняю их… в присвоении 80 млрд долларов, принадлежащих в 1928 г. правительству США. (По ценам 2000 г. это около 1 триллиона долларов, то есть обобрали тогда американский народ на сумму большую, чем Россию в период ельцинизма). Я обвиняю их… в заговоре с целью передачи иностранцам и международным ростовщикам права собственности и управления финансовыми ресурсами Соединённых Штатов». (Lois Ms. Fedden. Congressman on the Federal Reserve Corporation Congressional Records, 1934, p.4).

Мартин Ларсен, автор труда о ФРС, вспоминает трагическую кончину этого смельчака: «Два наёмных убийцы пытались застрелить Мак-Фэддена. Не удалось! В конце концов, он умер через несколько часов после банкета, где почти наверняка был отравлен». (Martin Larson. The Federal Reserve and our manipulated Dollar. 1975, p.99). Его дело пытался продолжить другой конгрессмен Р Пэтмэн. Он был председателем Комиссии по банкам. Ему удалось добиться решения конгресса расследовать деятельность ФРС. Но его поспешно убрали с должности председателя Комиссии по банкам с формулировкой «слишком стар».

Опыт многих стран подтверждает, что надо зорко следить за центральными банками. А в России сам министр финансов предлагает сделать Центральный банк по американскому образцу частным учреждением». (Ключников Б.Ф. «ВТО – дорога в рабство» М.: Изд-во Эксмо, Изд-во Алгоритм, 2005. С. 39-40).
Источники:
1. Иноземцев В.Л. «Экономика здравого смысла». М.: Алгоритм: Эксмо, 2009.
2. Ключников Б.Ф. «ВТО – дорога в рабство». М.: Изд-во Эксмо, Изд-во Алгоритм, 2005.
3. Ключников Б.Ф. «Мировой кризис как заговор». М.: Алгоритм, Эксмо, 2009.
4. Стариков Н.В. «Кризис: Как это делается». СПб: Питер, 2010.
5. http://wordweb.ru/2008/11/25/istorija-veli...-depressii.html.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1565 · Ответов: 3 · Просмотров: 5936

Антон Ян
Отправлено: 8.4.2012, 2:59


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Прежде чем говорить о том, как создаются мировые кризисы, начнём
с того, что лежит в основе современных денег. И т д.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1560 · Ответов: 3 · Просмотров: 5439

Антон Ян
Отправлено: 8.4.2012, 2:56


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Текст 1. Сколько золота в долларе
«За время борьбы с Германией Великобритания потратила практически весь свой золотой запас, много золота лишился СССР, почти всё потеряли Франция и Германия. Но драгоценный металл не испарился, он просто перекочевал из подвалов европейских банков в американские в качестве оплаты за выполнение военных заказов.

Истощённые войной европейские экономики не могли поддерживать золотой стандарт своих валют, потому что США на тот момент обладала 70% от всего мирового запаса золота. Новая валютная система была оформлена на Международной валютно-финансовой конференции ООН, проходившей с 1 по 22 июля 1944 года в городе Бреттон-Вудсе (США). Здесь также были основаны Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР). (Стариков Н.В. «Шерше ля нефть. Почему наш Стабилизационный фонд находится ТАМ?» СПб.: Питер, 2009. С. 94).

«Логика, которую продвигали на этой конференции Штаты, с виду была безупречна. Раз основные запасы золота и основная работающая промышленность теперь сосредоточены в США, то обеспечивать золотое содержание своей валюты смогут только они. Это значило, что послевоенную экономику нужно строить на базе доллара, который будет иметь золотое содержание в размере 35 долларов за тройскую унцию. Другие валюты золотого содержания не имеют, и ценность в золоте определяется исключительно на основе их соотношения к доллару. Они будут иметь долларовое содержание. И уже через свой курс к американской и британской валюте иметь некое содержание ценного металла. Ведь надо как-то «взвешивать» разные валюты по отношению друг к другу. Теперь этими «весами» будут доллары. Итогом таких перемен стало фактическое приравнивание доллара к золоту». (Стариков Н.В. «Национализация рубля – путь к свободе России». СПб.: Питер, 2011, С. 123 - 124).

«На самом деле и доллар, и фунт стали резервными валютами по итогам Бреттон-Вудса. Но фунт занимал всего 4% от общего объёма резервов. Поэтому часто пишут, что резервной валютой стал доллар». (Там же, с. 124).

«Тройская унция – это мера, которой измеряют вес драгоценных металлов. Она равна 1/12 доли английского золотомонетного фунта. Тройская унция = 31, 10348 грамма. Из этого количества золота можно сделать две пары обручальных колец». (Стариков Н.В. «Шерше ля нефть. Почему наш Стабилизационный фонд находится ТАМ?» СПб.: Питер, 2009. С. 94).

«Однако новая система имела всё тот же старый «недостаток»: долларов Соединённые Штаты должны были печатать ровно столько, сколько золота лежало в подвалах их хранилищ. Иными словами, самая сильная держава мира могла жить настолько хорошо, насколько хорошо работала. А жить хотелось значительно лучше. Вспомните американские, итальянские, французские фильмы 50-х и 60-х годов: они вовсе не удивляют нас невероятно высоким качеством жизни на Западе. Мы жили победнее, но это вполне объяснимо, если учитывать степень разрушения во время фашистского нашествия. Рывок вперёд уровня жизни в США и их сателлитов случился в конце 70-х и особенно в 80-х годах XX века.

Что произошло?
США стали потихоньку избавляться от пут золотого стандарта, мешавших по полной программе насладиться тем уникальным фактом, что в их руках находится печатный станок, печатавший самые твёрдые деньги. США распространяли доллары по всему миру, пользуясь тем, что слово «доллар» фактически равнялось слову «золото». Американцы постепенно начали выпуск ничем не обеспеченной денежной массы своей национальной валюты. Теперь Соединённые Штаты выкачивали ресурсы со всего мира и платили за это раскрашенной бумагой. Но делалось всё это в строжайшей тайне, под прикрытием умных рассуждений о денежной эмиссии, экономической науке и другой псевдонаучной трескотни». (Там же, с. 95).

«Однако всё тайное рано или поздно становится явным. Беспокойство правительств других стран нарастало. Ведь они-то, в отличие от своих рядовых граждан, прекрасно понимали, что Соединённые Штаты занимались банальным мошенничеством. Пользуясь своим уникальным положением «борца с мировым коммунизмом» и являясь единственной державой, которая якобы могла спасти мир от «красного ядерного медведя», американцы весь этот мир обирали. Денежные купюры Соединённых Штатов являлись гарантией того, что любая страна в любой момент, предъявив доллары правительству США, сможет обменять их на золото. А на самом деле золотой запас сверхдержавы не мог покрыть всей массы выпущенных американских денег. США жили в долг, только ситуация эта была хорошо закамуфлированной и блестящие успехи американского образа жизни на самом деле были красивым кутежом безнадежно запутавшегося должника. В кредиторах США ходил весь мир, тот самый, который американцы с разной долей успеха защищали от Советского Союза. И мир был благодарен, брал доллары, отдавал взамен нефть, лес, продовольствие, и другие ресурсы. Однако «благодарность» его была не столь безгранична, чтобы не замечать надувшегося «мыльного пузыря» ничем не обеспеченной долларовой массы». (Там же, с. 95-96).

Первым выступил Париж. «Почти сразу после своего переизбрания на пост президента Франции, 4 февраля 1965 года, де Голль объявил о переходе страны к реальному золоту в международных расчётах. В соответствии с Бреттон-Вудским соглашением он потребовал от США поменять хранящиеся «французские» $1,5 млрд. на живое золото по $35 за унцию. Американцы, не желавшие создавать прецедента, стали давить на Францию как партнёра по НАТО. Но де Голль пошёл ещё дальше, 21 февраля 1966 года объявил о выходе Франции из Северо-Атлантического блока. Поскольку все формальности были соблюдены, у США не было основания отказать Парижу». (Там же, с. 97).

«Французы пополнили свой золотой запас, а список врагов де Голля пополнился мощнейшей державой современности. <…> Ответ не заставил себя ждать. В 1967 году де Голль вернул американцам их бумажную наличность, и вот уже в мае 1968 года во Франции начались волнения». (Там же, с. 98).

«Всё начинается со студентов. В знаменитом Латинском квартале Парижа студенты требуют открыть факультет социологии в парижском пригороде, закрытый после конфликта с администрацией. Когда следует отказ – начинается возведение баррикад и поджоги автомобилей. Это хорошо знакомая нам провокация для «получения» жертв. Полиция пытается разогнать студентов, в столкновении многие получают ранения, часть зачинщиков арестована. Теперь у митингующих есть повод потребовать ещё и освобождения товарищей. К студентам неожиданно присоединяются профсоюзы, объявляющие суточную забастовку». (Там же, с. 98).

«Сорбонна превращается в центр анархии и беспорядков, а профсоюзы проводят грандиозную манифестацию и начинают бессрочную забастовку. Причина начала беспорядков уже забыта: трудящиеся Франции требуют повышения заработной платы и улучшения условий труда. Любой «трудящийся» всех времён и народов глубоко убеждён, что ему не доплачивают, а тут такой момент для нажима на власть. Но главная цель тех, кто устроил беспорядки, – отстранение строптивого французского президента от власти». (Там же, с. 98).

«Он покусился на самое святое – на его величество доллар. На парижских стенах и в толпе демонстрантов плакаты: «Пора уходить, Шарль!» Упорный де Голль сопротивляется ещё почти год и ушёл в отставку только 28 апреля 1969 года. А 9 ноября 1970 года у «могильщика» доллара остановилось сердце. Любопытно, что ушедший вроде бы «на волне народного гнева» де Голль был и остаётся очень популярным среди населения Франции». (Там же, с. 98).

Не правда ли, сценарий волнений тех времён во Франции очень напоминает нам сценарии современных цветных и арабских революций в Грузии, Украине, Ливии, Египте, Сирии и в целом ряде других стран. Но необходимо отметить так же и то, что запущенный тогда де Голлем «процесс пошёл».
«Канцлер Германии Эрхард сумел договориться с американцами по-тихому, не так скандально, как де Голль, и точно так же поменял всю принадлежавшую ФРГ «зелень» на золото, во многом обеспечив Германии экономический рывок вперёд». (Там же, с. 99).

«С середины 1968 года началось бегство от доллара. Пошёл массовый обмен американских денег на золото центральными банками всех стран мира. Случилась та самая катастрофическая ситуация, когда к главному должнику на планете разом явились все его кредиторы и попросили золотом оплатить имеющиеся у них долговые расписки американского государства. Эти «расписки» были зелёного цвета и их украшали благородные лики отцов-основателей Соединённых Штатов». (Там же, с. 99).

«Ситуация складывалась катастрофическая. Решение могло быть только одно: либо заявить о банкротстве государства, либо «кинуть» всех держателей американских денег на этой планете. Разумеется, американцы выбрали второй вариант». (Там же, с. 100).

«16 марта 1973 года международная конференция в Париже открыла новую эпоху в истории денег. Что же было решено?
Золотое содержание денег было отменено. С марта 1973 года деньги более не являлись только платежным средством. Деньги сами становились товаром. Отныне курс валют не зависел от наличия золотого запаса или от реального соотношения товарной и денежной массы страны. (Там же, с. 100).

«Раз деньги сами стали товаром, то все законы товарного рынка стали к ним применимы. <…> Главной теперь являлась правильная «рекламная» и «маркетинговая» политика при организации сбыта своего товара – денег, а не размеры и качество экономики». (Там же, с.101).

От себя: Можно говорить, что с этого, примерно, времени и началась эпоха так называемой «рыночной экономики», которая коренным образом отличается от нормальной, традиционной экономики прежних времён и народов. И подходить к ней с позиций «Капитала» Маркса и вообще экономики как науки практически бесполезно. Если учитывать, что с начала 1970-х годов доллар, самая главная валюта и основа многих других валют глобального мира, был «отвязан» от золота, то получается, что его хозяева сам доллар и превратили в «новое золото», по сути, виртуальное. При этом экономика из науки превращается в религию, в которой все обязаны просто верить, что ДОЛЛАР не «голый король», а за ним есть якобы реальное, если не золотое, то некое другое весомое материальное содержание.

Долларовая система, по сути, и держится сегодня на плаву за счёт консерватизма психологии огромного числа людей, продолжающих верить в золотое содержание денег. Вера в доллар подкрепляется также мощью НАТО и авианосцами США для правителей тех стран, которые пытаются этой долларовой религии сопротивляться. Таких правителей называют «диктаторами», свергают, судят «независимым» международным судом или просто, как президента Ливии М. Каддафи, уничтожают. Кроме того, доллар держится за счёт поддержки его правящей элитой ряда стран, имеющих личную выгоду от поддержки этой долларовой религии.

Литература:
1. Стариков Н.В. «Шерше ля нефть. Почему наш Стабилизационный фонд находится ТАМ?» СПб.: Питер, 2009.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1559 · Ответов: 0 · Просмотров: 2953

Антон Ян
Отправлено: 15.2.2012, 15:38


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


К 1991-му в результате «перестройки» и системой двоевластия в Москве (с июня 1990-го два конкурентных и соперничающих друг с другом правительства – СССР и РСФСР, Горбачева и Ельцина) развал в экономике уже доведён был до полного хаоса. В некоторых регионах начинаются табачные бунты, так как даже по карточкам сигареты не купить. Они просто исчезли. Николай Рыжков, в 1985-1990 гг. – председатель Совета Министров СССР, в телевизионной программе «СССР. Крах империи» (7-я серия), показанной 11 декабря 2011 года (канал НТВ) рассказывает, как в стране искусственно создавался этот табачный голод: «Мне звонит Горбачев и говорит: «Вот у меня Ельцин, ты не можешь зайти ко мне?» Я пришёл. А я уже знал, что творится. Несколько дней чуть ли не бунты происходили. Я говорю: «Михаил Сергеевич, а почему вы меня спрашиваете? Вон рядом с вами Борис Николаевич, вот с него и спросите.
Борис Николаевич, я, может, ошибусь, 28 фабрик табачных. Из них 26 остановили на ремонт в один день. Так чего спрашиваете?
Тот (т.е. Горбачев): «Борис Николаевич, на каком основании вы приняли решение остановить практически полностью табачную промышленность республики. Зачем вы это сделали?»

И в самом деле, зачем? Если это не сознательный саботаж и вредительство, то, что это? И всё это делалось новой, уже демократической, властью Российской Федерации ради окончательной дискредитации и ликвидации власти своего соперника, Горбачева вместе с СССР, и для захвата единоличной власти через сепаратный развал страны.

А вот, что говорит в этой же программе Юрий Прокофьев, в 1989-1991 гг. - !-й секретарь Московского городского комитета КПСС: «Есть документ: выступление Попова на Межрегиональной депутатской группе, где он говорил, что надо создать такую ситуацию с продовольствием, чтобы продукты выдавали по талонам. Чтобы это вызвало возмущение рабочих и их выступления против Советской власти». И совершенно чётко: летом 91-го года на подъездных путях к Москве стояли эшелоны с маслом, сыром, мясом, стояли рефрижераторы, которые в Москву не пускали. Но тогда уже власть хозяйственная была уже не в руках партийных организаций».

Николай Рыжков подтверждает (в этой же программе): «Приходили составы с мясом, с маслом. Идут ребята разгружать, как всегда студенты. Им на подходе говорят: «На тебе деньги, уматывай, чтоб тебя и близко не было». И всё. И сплошь, и рядом. Всё делалось для того, чтобы только сделать хуже. Посмотрите – до чего, мол, они вас довели».

Захват власти через создание искусственного исчезновения продуктов в столицах (метод либерально-демократического «голодомора») – испытанный, проверенный прошлым опытом, приём либеральных революционеров. Точно также через чиновничий саботаж и провокации либералы создавали перебои в снабжении хлебом и другими продуктами в Петрограде, готовясь к свержению Николая II и демонтажу царской системы власти в Феврале 1917 года.

Вот как описывает Валентин Пикуль в романе «Нечистая сила» ситуацию, которая сложилась в Петрограде уже зимой 1915 года: «Не только дров – не было муки, не было мыла и масла, керосин завозили редко. Впервые в истории России русский человек узнал, что такое «карточка» (на сахар были введены особые талоны). Возле продуктовых лавок с ночи выстраивались длинные очереди – хвосты! Бюрократия не могла спасти положение. Всюду возникали призрачные комиссии и подкомиссии, созданные, кажется, только из зависти к похоронным бюро, чтобы любое начинание похоронить по первому разряду – с траурмейстерами и погребальными маршами». (Собрание сочинений в 20-ти томах. Т. 11. М.: АО «Деловой центр», 1993. с.164).

Почему в столице сложилась такая обстановка с дровами, хлебом, продовольствием? Конечно, шла война, но ведь блокады Петрограда врагом тогда не было. А ситуация угрозы голода в столице и тогда была создана искусственно, точно так же как и в 1990-91 годах. Получается, что врагами империи были чиновники либеральной идеологической ориентации, вкраплённые и тогда в систему царской власти.

И вот чем вынужден был заниматься, назначенный в ноябре 1915 года министром МВД Алексей Хвостов: «Он отбыл в Москву, где на путях застыли эшелоны с продовольствием для голодающего Петрограда. Наорав на перепуганное начальство, министр сам расталкивал составы по запасным путям, освобождая дорогу к столице. Пробка рассосалась, но теперь не было людей для загрузки вагонов. Хвостов по тревоге поднял гарнизон, солдаты работали днём и ночью – Петроград начал принимать продовольствие, «хвосты» возле булочных и мясных лавок исчезли, а газеты восторженно приветствовали нового заправилу: «Наконец-то у нас в России появился человек, который не хнычет и не болтает, а не брезгует никакой работой…». Там же, с. 167).
Но, пробыв в должности всего 13 недель, Алексей Хвостов 3 марта 1916 г. был с треском выгнан из МВД, видимо, такая ретивость была не по нраву демонтажным силам.

Известный историк В.Г. Сироткин в своей книге «Почему «слиняла» Россия?» пишет: «… в разгар войны министр земледелия А.Н. Наумов 18 февраля 1916 г. с думской трибуны объявляет – государственный запас зерна равен 900 миллионов пудов. Однако на железных дорогах такой бедлам (неисправные паровозы, не хватает вагонов, министр путей сообщения – под стать Сухомлинову, а сам царь просит «толкача» фабриканта А.Г. Путилова в обход министра путей сообщения «протолкнуть» воинские эшелоны), что этот хлеб мёртвым грузом лежит на элеваторах Западной Сибири, Казахстана и Алтая. Ещё больше его осыпается на корню (не хватает мужиков на уборке), теряется при транспортировке. В итоге за Уралом хлеб гниёт, а в европейской части его недостаток. Даже действующую армию сажают на голодный паёк. Какой вывод делают царь и правительство? Вместо того чтобы форсировать завершение строительства начатой ещё в 1911 году Южно-Сибирской магистрали (Орск – Семипалатинск), они вводят ещё осенью 1915 года… «продразвёрстку»: посылают в ряд прифронтовых европейских губерний воинские команды для принудительной реквизиции хлеба у крестьян под «облигации» – квитанции, с расплатой после войны». (М.: Алгоритм, 2004. С.188).

Об этом же историческом факте напоминает также известный политолог и публицист С.Г. Кара-Мурза: «Когда в 1915 г. был нарушен нормальный товарооборот и, несмотря на высокий урожай, «хлеб не пошёл на рынок», были установлены твёрдые цены и начались реквизиции. Они ударили по крестьянам». (Кара-Мурза С.Г. «Советская цивилизация». Книга первая. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. С.307).
И далее: «23 сентября 1916 г. правительство объявило продразвёрстку и ввело её со 2 декабря. К 31 декабря она должна была быть доведена до каждого двора. Количество подлежащего сдаче хлеба составляла 772 млн. пудов. Как видим, вроде бы не имеющие никакого отношения к коммунистам министры царского правительства идут на меру, присущую «военному коммунизму». <…> Объявленная на 1917 г. продразвёрстка провалилась исключительно из-за слабости аппарата царского правительства, саботажа и коррупции чиновников» (Там же, с. 307).

Вот одна из важнейших причин, почему и нужна была коллективизация сельского хозяйства в СССР. Чтобы не повторилась ситуация зависимости от анархии и непредсказуемости «стихии рынка» Первой мировой войны, которую либеральные силы довели тогда до своего логического завершения: хаоса и катастрофы Февраля 1917 года, свержения монархии, поражения в войне, всеобщего развала в стране и в армии, всплеска сепаратизма и гражданской войны. Вспомним, что волнения в столице империи начались тогда с хлебных бунтов, которые в итоге и привели к Февралю 1917 года.

«В середине февраля сильные снежные заносы привели к расстройству транспорта, угрожающему снабжению столицы. По городу ходили слухи, что скоро хлеба не будет. Запасы хлеба во многих пекарнях и булочных не удовлетворяли всего спроса. Из «хвостов», так и не дождавшихся хлеба, стали образовываться первые кучки недовольных, бродивших по улицам с криками: «Хлеба! Хлеба!» Эти кучки, разраставшиеся в толпы, состоявшие сначала, главным образом, из женщин и детей, не вызывали особого беспокойства. Но 23 февраля бастовали уже 90 000 рабочих». (Красильников Б.Н. «Истоки предательства Российской империи и Советского Союза». М.: «Альтернатива», 2005. С.131).

Об этом пишет и Владлен Сироткин в книге «Почему «слиняла» Россия?»: «Стихийные выступления голодных женщин у булочных и их мужей – рабочих, а уже 25 февраля движущихся с заводских окраин к центру столицы…». (М.: Алгоритм, 2004. С.245-246).

Правда, В. Г. Сироткин полагал, что: «Нехватка продовольствия в столице имела и объективные причины. Морис Палеолог 6 марта (по новому стилю. – Авт.) 1917 г. отмечал, что сильные, за минус 40ºС морозы и снегопады вывели из строя сотни паровозов, а снежные заносы (нет мужиков для очистки путей) заблокировали на подходах к Петрограду свыше 5 700 вагонов с продовольствием и топливом. См. М. Палеолог. Указ. Соч. С. 454». (Там же, с.245-246).

Но в мире субъектов роль субъективного фактора имеет самое решающее значение. Почему вышли строя не один, не десяток, а сразу сотни паровозов? Почему власти не догадались для очистки путей от снега привлечь солдат, которых в казармах Петрограда и в пригородах было в начале 1917 года более 200 тысяч человек. И так ли случайны эти аналогии 1917-го и 1990-х годов.

Дважды в XX веке демонтажные силы под прикрытием либеральных лозунгов о демократии и свободе разрушали Российскую империю (царскую и советскую). И хотя конкретных людей этих двух событий разделяет почти столетие, но идеология (либерализм) и почерк у них и в начале, и в конце XX века, оказались одни и те же: через создание угрозы голодомора в столицах прорваться к власти и развернуть её потенциал на решение своих частнособственнических загребущих интересов.
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1539 · Ответов: 2 · Просмотров: 9108

Антон Ян
Отправлено: 11.1.2012, 18:46


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Казалось бы, сама постановка вопроса абсурдна, как можно ставить знак равенства между понятиями «демократия» и «диктатура», настолько они вроде бы противоположны и несовместимы друг с другом. Германский социал-демократ К.Каутский в своей работе «Диктатура пролетариата» (Wien, 1918, Ignas Brand) именно так и рассуждал: «… Буквально слово диктатура означает уничтожение демократии. Но, разумеется, взятое буквально это слово означает также единоначалие одного отдельного лица, не связанного никакими законами».

Вот так, однозначно и категорично: «Диктатура означает уничтожение демократии». Не правда ли, звучит, вроде бы, очень убедительно? И, казалось бы, что тут можно возразить?

В.И. Ленин отреагировал на работу Каутского почти мгновенно. В октябре – ноябре 1918 года он пишет работу «Пролетарская революция и ренегат Каутский», в которой очень убедительно опровергает утверждения Каутского: «Либералу естественно говорить о «демократии» вообще. Марксист никогда не забудет поставить вопрос: «для какого класса?» Всякий знает, например, – и «историк» Каутский знает это тоже, – что восстания или даже сильные брожения рабов в древности сразу обнаруживали сущность античного государства, как диктатуры рабовладельцев. Уничтожала ли эта диктатура демократию среди рабовладельцев, для них? Всем известно, что нет». <…>
Чтобы из либерального и лживого утверждения, данного Каутским, сделать марксистское и истинное, надо сказать: диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами, но она обязательно означает уничтожение… демократии для того класса, над которым или против которого осуществляется диктатура.
(В.И. Ленин. «Избранные произведения в трёх томах». Т.3. М.: Изд. Политической литературы, 1987. С. 6).

То есть, В.И. Ленин обращает наше внимание на то, что «марксист» Каутский говорит не как марксист, а как либерал: о «демократии вообще». Именно либералам свойственно вести речь о демократии, свободе и правах человека вообще, то есть в философском как бы смысле. В то время как в реальной истории человечества демократии были самыми разными: рабовладельческими, капиталистическими, социалистическими и другими, то есть народными и антинародными по своему содержанию.

На примере рабовладельческой демократии античности, т.е. с опорой на реальный исторический факт, В. И. Ленин, показывает, что в эксплуататорском государстве, то, что является демократией для правящего эксплуататорского класса (рабовладельцев) одновременно является диктатурой этого правящего класса для эксплуатируемых ими классов и слоёв общества. И чем больше демократии, прав и свобод в эксплуататорском государстве у рабовладельцев, олигархов и банкиров (эксплуататоров), тем меньше всего этого у рабов и людей труда (эксплуатируемых). А капитализм, как ни крути, система всё-таки эксплуататорская. Ведь если капитализм был таким в 16-19 веках, то, что в его природе могло измениться. И после разрушения силами мирового и внутреннего зла Советского Союза можно видеть очередной виток наступления капитала на социальные права и свободы людей труда по всему миру, в том числе и в странах Европы.

В 20-м веке, благодаря благотворному влиянию на мир примера СССР, капитализм вынужден был приспосабливаться, рядиться в миротворческие одежды, идти на социалистические уступки людям труда в своих странах, что привело к созданию в Европе целого ряда так называемых «социальных государств». Но волк, вынужденно надевший для маскировки овечью шкуру, всё равно остаётся по своей природе хищником, так как хищник и живёт за счёт поедания других живых существ. И другим он быть просто не может, такова его природа.

Точно так же и капитализм – это система, в которой одни люди (меньшинство) живут за счёт огромной массы других людей, система построена как отношения хищника и жертвы. А потому все системы формирования массового сознания в капитализме нацеливает людей преимущественно на субъектно-субъектные отношения. Целенаправленная и настойчивая пропаганда конкуренции и эгоизма отдельной личности (названной индивидуализмом) лишь подтверждает это. Конкуренция и есть нацеливание людей на субъектно-субъектные отношения, на отношения, в которых как поросят у корыта с кормом, людей заставляют драться, толкаться, бороться друг с другом за работу и вообще за выживание.

В этой системе первично не нацеленность на профессиональное дело (на субъектно-объектные отношения), как это принято было в обществах традиционного типа (в том числе и в СССР), а на устранение конкурентов, что является важнейшим условием выживания в такой системе. Потому что отличного профессионала занятого конкретным делом, может обмануть, обжулить, обанкротить жулик, мошенник, авантюрист, рейдер, хищник. В этой системе человеку как в дикой природе приходится всё время быть в напряжении, чтобы не обманули, не обжулили, не обанкротили. Чтобы быть «успешным» в этой системе необходимо самому превращаться в хищника, чтобы «съесть» первым своих конкурентов, иначе кто-либо из них «съест» тебя.

И теперь о диктатуре. Ленин заостряет внимание на ещё один момент, на то, что Каутский: «…сказал, кроме того, явную историческую неправду, будто диктатура означает власть одного лица. Это и грамматически неверно, ибо диктаторствовать может и кучка лиц, и олигархия, и один класс, и т. д.». (Там же, с. 7).

И в самом деле, не удивляет же нас такие понятия как диктатура пролетариата, военная диктатура и др. То есть диктатором может быть не обязательно только один человек, ведь речь здесь идёт о диктатуре огромной части народа (пролетариата, военных и др.), о диктатуре огромной части демоса (общества). А разве рабовладельческие демократии греческих полисов не являлись диктатурой не одного какого-то лица, а многих рабовладельцев для рабов и другой части населения полисов? А капиталистические демократии разве не представляют собой диктатуру владельцев капитала как класса? Эксплуататорские демократии просто не принято было называть диктатурами: диктатурой рабовладельцев, диктатурой капитала, диктатурой олигархов и т.п., так как не будут же господствующие классы сами себя называть диктаторами. А у кого власть и кто платит, тот и заказывает идеологам своим придумывание названий.

Как государственная власть, демократия точно также как и автократия, на мой взгляд, тоже диктатура. Вообще любая государственная власть, на мой взгляд, есть не что иное, как диктатура. А если власть не диктует, а «мямлит», то это беда, но не власть. Беда для государства, беда для населения, беда для всего и всех: на примере горбачёвского периода мы получили этому наглядное подтверждение. Но в отличие от автократии (диктатуры как бы одного лица), демократия – это диктатура огромного числа людей (класса, сословия, клана и т.п.). Во многих современных справочниках даётся такое же определение: «Диктатура (лат. – неограниченная власть) – способ осуществления государственной власти, политический режим абсолютного, ничем не ограниченного господства лица, общественной группы, класса». (История России: учебный словарь-справочник. Под общей редакцией Блохина В.Ф. Брянск: «Курсив», 1996. С.87-88).

И главное в понятии «демократия», то, в чьих интересах диктует та или иная демократическая власть: в интересах узкого правящего слоя людей (рабовладельческая, капиталистическая демократия) или в интересах большинства населения страны (советская демократия). Капиталистическую (либеральную) демократию сами же идеологи либерализма часто называют демократией в интересах защиты прав меньшинства. То есть получается, что либеральная демократия защищает интересы олигархов, банкиров, гомосексуалистов и им подобных, так как их как раз и меньше всего в обществе. А социалистическую демократию в Советском Союзе уверенно можно называть народной демократией. И не потому, что правил в ней народ, демократия как идея народовластия, на мой взгляд, не более чем утопия. Нигде и никогда ни один народ государством не управлял и это невозможно в принципе, особенно в государствах с многомиллионным и даже миллиардным населением. А потому народной, что социалистическая демократия в Советском Союзе работала на интересы народа, на интересы практически всего населения страны.

Персонификация диктатуры, то есть изображение диктатуры как ничем неограниченной власти одного человека, и только одного человека, насаждается либеральной пропагандой, так как это выгодно Западу. Выгодно тем, что любого лидера страны, неугодного Западу, можно всего лишь простой манипуляцией слов отделить от населения страны и объявить диктатором, угрожающим якобы демократии, «цивилизованному» человечеству и своему же населению. Выгодно тем, что позволяет Западу свою агрессию против страны-жертвы изображать как якобы миротворческую миссию по устранению диктаторов и насаждению демократии. Мы видели этот приём манипуляции общественным сознанием на примере агрессии против Югославии, Ирака, Египта, Ливии и других стран мира.

Выгодно также тем, что позволяет маскировать истинное содержание процесса, проводимого Западом в русле проекта глобализации, суть которого состоит в создании на планете сети диктаторских марионеточных режимов, управляемых из единого мирового центра, создаваемого хозяевами доллара на базе территории США.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1537 · Ответов: 3 · Просмотров: 5781

Антон Ян
Отправлено: 24.12.2011, 0:50


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


В связи с нагнетанием либеральной пропагандой темы «голодомора» и «сталинских репрессий» в послевоенные годы решил сделать некоторые подсчёты самостоятельно. Так как давно уже пришёл к выводу, что либералам, путающим патрон с пулей, ромб со «шпалой», историю с физикой верить нельзя. Очень уж много у них подтасовок и откровенной лжи.
На (http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/263258#): в таблице «Население Советского Союза по годам» нахожу:
- На январь 1946 г. численность населения – 170 548 000 человек;
- На январь 1951 г. численность населения – 182 321 000 человек.
Следовательно, прирост населения за 5 послевоенных лет, когда шло восстановление народного хозяйства после тяжелейшей, разрушительной войны, составил (182 321 000 – 170 548 000) = 11 773 000 человек. Получается, что, несмотря на послевоенные трудности, мы прирастали более чем по 2,3 млн. человек ежегодно.

Не стыкуется всё это с утверждением либеральных пропагандистов о миллионных жертвах «голодомора» и «массовых репрессиях» в 1945-1950 годы. Что якобы всех тех, кто был в плену или расстреливали, или отправляли погибать в ГУЛАГ. Напрашивается вывод, что в сталинский период, наоборот, боролись с теми силами, которые как раз и мешали людям нормально жить и работать, нормально учиться и лечиться, кто сокращал людям жизнь (троцкисты, масоны, басмачи, власовцы, бандеровцы, террористы, сепаратисты, пособники фашистов, да и просто уголовники). Вот эту борьбу за стабильность и безопасность страны и населения либеральная пропаганда и назвала «репрессиями».

Либерализм же, наоборот, раскрепостил преступные антинародные силы, дал им права и свободы. И на сайте «Демография.ру» в таблице «Рождаемость, смертность и естественный прирост населения» находим:
- 1990 г. прирост 332, 9 тыс. человек;
- 1995 г. убыль 840,0 тыс. человек;
- 2000 г. убыль 958, 5 тыс. человек;
- 2001 г. убыль 943, 3 тыс. человек;
- 2002 г. убыль 935, 3 тыс. человек;
- 2003 г. убыль 888,5 тыс. человек;
- 2004 г. убыль 729, 9 тыс. человек;
- 2005 г. убыль 846, 5 тыс. человек.
Таблица дана по состоянию на 2006 год, так что данных за последующие годы в ней нет. Но и так видно, что за десятилетия либерального рынка выявилась устойчивая тенденция к убыли населения, примерно, к цифре близкой по 1-му миллиону ежегодно.

По данным статистики, в течение всей истории Советского Союза прирост населения оставался величиной положительной. Средняя продолжительность жизни людей в СССР неуклонно возрастала, а с началом либеральных экспериментов над страной и населением этот показатель резко обрушился. Последний год, когда ещё был хоть и небольшой прирост населения – это 1990-й год.
Этот вывод подтверждают и данные по динамике средней продолжительности жизни, взятые из (http://dinlin.livjournal.com/1523.html):
1917 год – 32
1927 год – 44
1939 год – 47
1955 год – 64
1961 год – 70
1985 год – 71,4
1995 год – 64
2005 год – 60

И в статье «Выживет ли деревня?» («АиФ» № 22, 2011) читаем: «В 2002-2010 гг. Россия теряла по два населённых пункта в день! В итоге более 150 тыс. сёл и деревень полностью обезлюдели. В 69 тыс. поселений живёт менее 50 человек».
Разве во времена Сталина исчезали по два населённых пункта в день? Наоборот, по данным статистики, численность населения тогда только росла, а населённые пункты создавались всё новые и новые.

Советский и либеральный проекты абсолютно противоположны по целям, задачам и содержанию. Советский проект – это путь созидания, возрождения страны и развития многовековых традиций общественного жизнеустройства, дающего людям устойчивую уверенность в завтрашнем дне, в будущем. Либеральный проект – это путь разрушения традиционных ценностей и ориентиров, традиционного жизнеустройства российской цивилизации, что породило у большей части населения страны страхи за будущее своё и своих детей. Всё это, если не на сознательном, то, на подсознательном уровне воспринимается организмом человека. Общество как живой организм от бессилия изменить ситуацию, «бунтует» через снижение рождаемости, протестуя против насилия либеральных прожектёров над природной, естественной сутью человека. Известный политолог С.Г. Кара-Мурза с горечью констатирует, что «набирает темп разрушение производственной базы, оставшейся без инвестиций, и для поддержания уровня потребления приходится сокращать численность «ртов». Мягкий метод известен – превышение смертности над рождаемостью». (Кара-Мурза С.Г. Манипуляции продолжаются. Стратегия разрухи. М.: Алгоритм. 2011. С. 170).
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1531 · Ответов: 0 · Просмотров: 2753

Антон Ян
Отправлено: 4.12.2011, 18:38


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Культ личности придуман был врагами России.
У Александра Македонского - вот где был культ личности.
Да и у многих правителей прошлого и настоящего.

А о Сталине хорошо сказал Современник Сталина, хорошо знавший и Сталина и эпоху: "Культ был, но и личность была".

Это вам не горби и ельци, это был Правитель.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1520 · Ответов: 16 · Просмотров: 27038

Антон Ян
Отправлено: 29.11.2011, 22:15


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Что такое коммунизм? Но не как понятие идеологии, потому что понятие «коммунизм» окутано сегодня таким плотным слоем идеологических, политологических и других наслоений, истинных и ложных, что очень сложно добраться до изначальной, истинной сути этого понятия. И к тому же любые идеологии, как правило, отражают интересы не всего общества, а только части его (наций, классов, профессиональных и других групп населения). А потому исходить будем не с позиций узких рамок той или иной идеологии, а выйдем за их пределы и начнём с самого начала, со смысла слова коммуна, от которого термин «коммунизм» и произошёл.

А коммуна (фр. commune – община), это не выдумка, а объективная общественно-историческая реальность (первобытная, крестьянская, монастырская общины). Были времена, когда реальность эта не содержала нагрузок ни идеологии, ни политологии, а была житейским, обычным понятием, образом жизни людей, которые тысячелетиями в этой реальности просто жили. Если исходить из значения слова «коммуна», то можно говорить, что коммунизм – это общество, жизнеустройство которого базируется на ценностях, духе и принципах коммуны (общины).

А что это за ценности, дух и принципы общины? Как мы узнаем, что они собой представляли? Мы можем видеть их на примере исторически ближайшей к нам общине – крестьянской (казацкой). Как известно, крестьянская община оставалась основной ячейкой русского общества вплоть до 1917 года, а это около 86% населения России предреволюционного периода. И при ближайшем рассмотрении оказывается, что ценности и дух общины, это те самые ценности и принципы, против которых воюет на их уничтожение либеральная идеология, утверждая, что их якобы выдумали большевики. Это коллективизм, взаимопомощь, приоритет общих (коллективных) интересов над личными (индивидуальными), сочетание индивидуальной и коллективной собственности и другие. К примеру, крестьянская семья имела в своей собственности жильё, хозяйство, живность, орудия труда, имущество. И в то же время земля, пастбища, сенокосы, лес, водоёмы были в коллективной собственности общины. Как отмечал известный историк В. Сироткин в своей книге «Почему «слиняла» Россия?»: «Русский крестьянин, крепостной он или вольный, в отличие от французского фермера, всегда считал, что земля, леса, вода, небо – «ничьи, они божьи». Кстати, в этой уверенности его поддерживала и православная церковь (в монастырях, например, никакой частной собственности отдельных монахов на землю, орудия труда, тягловый скот и т. д. отродясь не было». (М.: Алгоритм, 2004., с.30).

Крестьянин не имел права продать или заложить свой участок земли, и это оправдано было жизнью, потому что для крестьянской семьи земля всегда была источником самой жизни. Через каждые 5-7 лет отрезки земли решением сельского схода общины могли передаваться от одной семьи другой в соответствии с изменением количества членов семей (ртов). Главы семей на сельском сходе принимали решения и по другим вопросам жизнедеятельности общины: выбирали исполнительную власть (старосту, казначея, писаря) и «силы порядка» – десятских и сотских (что-то вроде общественных полицейских или «дружинников»). Община коллективно решала также вопросы социальной помощи одиноким старикам и сиротам, «приюты не для крестьян, эти богадельни для мещан и ремесленников» (там же, с. 28), а также бытовые (ссоры в семьях, жалобы жён на мужей-пьяниц) и другие. Отсюда, видимо, и походы жён в советские времена в парткомы с жалобами на «шалости» своих мужей. Советский Союз был обществом традиционного типа, сохранил ценности и дух традиционной общины (коммуны), но в современном обличье.

Эти и другие проблемы решались на сельском сходе непосредственно самими его участниками простым поднятием руки (у казаков криком – «любо»). Так что, община (коммуна) – это ещё и своеобразный тип естественной, идущей из глубины веков, а не навязанной «сверху», народной демократии. Дух и принципы совместного демократического решения жизненно важных проблем совсем не чужды были русскому и другим народам России.

Ещё одно значение слова коммуна (лат.communis) – общий, всеобщий. Всеобщий, видимо, потому, что всё человечество зарождалось как община и через стадию первобытной общины (коммуны), прошли все народы мира. И это не смотря на то, что племена и народы не знали о существовании друг друга многие тысячелетия. И большую часть своей истории человечество прожило именно в первобытно-общинном строе. Община возникала как структура самоорганизующаяся и самоуправляющаяся. Да и не было тогда, в те древнейшие времена, идеологов и политологов, которые могли бы навязать всему человечеству планеты единый стереотип общественного жизнеустройства. С незапамятных времён коммуна воспринималась как естественная, природная, всеобщая данность человеческого мироустройства.

На мой взгляд, всё это позволяет говорить, что община (коммуна), её ценности, принципы, дух – это естественная генетическая матрица человека как биологического вида. Этот генетический код заложен в человека самой Природой, или Богом (кому что ближе). А потому, как бы либералы не старались уничтожить дух коммунизма, его можно уничтожить, только полностью уничтожив человечество. А иначе он будет возрождаться вновь и вновь, но только в новом обличье и под другими названиями.

На эту природную биологическую матрицу накладывалась и развивалась культура – социальная составляющая человека. Дух общины (коммуны), её ценности и принципы, красной нитью пронизывают всю историю человечества. Они не растворились, не исчезли в толще тысячелетий человеческого бытия. На единой базовой основе ценностей, духа и принципов общины создавались не только идеология коммунизма (социализма), но и традиционные религии мира – буддизм, христианство, ислам и другие. Вот почему у них так много общего в философии, в морали, в учениях. Можно говорить, что община, её дух и принципы и есть те самые общечеловеческие ценности, которые так упорно ищут либеральные идеологи, и не могут найти. Не могут найти, так как таковых в пределах либеральной идеологии просто нет, а потому вынуждены они придумывать и навязывать людям чуждые человеческой природе, искусственно придуманные ими принципы идеологического характера (индивидуализм, конкуренция, приоритет частнособственнических интересов олигархов над общенациональными интересами населения и др.).

Наиболее ярко проявления принципов и духа общины мы можем видеть не только на примере крестьянской, казацкой, монастырской, армейской общин, на примере цеховых общин ремесленников европейского средневековья. Но и семья, обычная нормальная семья, по своей сути, это тоже община. В ней господствует дух коммуны – «один за всех и все за одного», сочетание личных и общесемейных интересов, личной и общесемейной собственности. Здесь нет капиталистической конкуренции, нет либерального рынка, здесь не надо платить за услуги друг другу и считать кто, кому, чего и сколько сделал и сколько должен. Здесь общее семейное благо – обязанность каждого. И в тоже время – у каждого члена семьи своё дело, своя работа, свои обязанности. Семья осталась оплотом коммунистических отношений, маленьким островком безопасности, в окружении жестокого мира капиталистической конкуренции и нестабильности. Вот почему, очень многие люди считают семью наибольшей ценностью сегодняшней жизни.

На примере крестьянской и других исторически известных общин (коммун) можно говорить, что коммунизм – это общество труда, созидания, разумного достатка. Здесь нет однобокого культа виртуальных прав и свобод как в либерализме, здесь здоровое сочетания прав и обязанностей членов общества, сочетание запретов и разрешений. Такая симметрия вносит равновесие и устойчивость в отношения людей в обществе. Главная базовая ценность всех известных общин не безграничное потребление, не навязывание шопинга и культа денег (монетаризм) как в либерализме, а труд – как необходимая основа обеспечения жизни человека и общества. Конечно, труд не такая привлекательная штука в сравнении с либеральными «заманухами». Но труд – основа жизни и развития, так как трудом создаются жильё, тепло, еда, одежда и всё остальное, необходимое для жизни и развития человека и общества.

Испытанные тысячелетиями человеческого опыта ценности общины нашли своё развитие и в советской системе – леса и воды, земля и недра в СССР оставались в общенациональной собственности и работали на интересы всего населения страны. Право на труд, право на выбор профессии, рода занятий и работы были закреплены в Конституции СССР (Ст.40). Либеральная же система права на труд не гарантирует, и безработица становится нормой капиталистического бытия. А без права на труд нет и средств на жильё, тепло, продовольствие, медицину, а значит и права на жизнь. В системе общины право на жизнь имеют все её члены, а не только «сильнейший» победитель в конкуренции как в либерализме. Это важнейшее отличие общинной (коммунистической) философии и морали от либеральной. Не случайно в критических ситуациях (война, стихийные бедствия и т.п.) страны и народы мира, в том числе и капиталистические, переходили на уклад «военного коммунизма». «Военный коммунизм» – это не идеология, как убеждают нас либералы, а испытанный в поколениях способ сохранения нации (народа).

Я не думаю, что коммунизм – это обязательно только высшая стадия социализма. На мой взгляд, ценности, дух и принципы общины (коммуны) составляют базовую основу традиционной цивилизации, базовую основу общества, которое принято называть сегодня «обществом традиционного типа». И война, развязанная либералами-капиталами в интересах узкого, но властного и богатейшего слоя планеты (т.н. «мировой закулисы») на уничтожение коммунизма, есть одновременно война и с традиционализмом, попыткой изменить, перевернуть всё в мире с ног на голову (модернизация). Либерализм – эксперимент глобального масштаба по переделке традиционного человека и общества традиционного типа по либеральным, искусственно придуманным идеологическим схемам.

Ценности и принципы общины (коммуны) вместе с развитием человечества исторически развивались от первобытного коммунизма и до современной его формы в виде советского индустриального коммунизма. В Советской системе на базе идей социализма создано было общество социальной справедливости (без эксплуатации человека человеком), сохранив при этом базовые ценности и дух общества традиционного типа. Можно говорить, что в Советской стране мы и жили в самом, что ни на есть, реальном коммунистическом обществе (соединение социализма с ценностями и духом традиционной коммуны), но ни политики, ни идеологи нам этого не говорили, возможно, что и сами этого не осознавали.

Либеральные идеологи навязывают сегодня штамп, что коммунизм – это якобы не более чем утопия. Но кто извратил понятие «коммунизм» и наполнил его чуждыми для традиционных коммун утопическими идеями, взятыми напрокат из либерализма? Ведь каким изображали нам это общество» учебник «Научный коммунизм» и официальная пропаганда? Коммунизм изображался неким «раем» на Земле, обществом изобилия и праздника, «обществом потребления», очень похожим на общество современной гламурной «тусовки» богатейшей верхушки общества. Коммунизм рисовался обществом, в котором материальные средства «польются обильным потоком», а работать надо будет мало, где-то в пределах нескольких часов, а остальное время можно будет посвящать культуре, спорту, увлечениям, духовному и физическому своему совершенствованию, воспитанию детей и т.п. Провозглашался принцип: «Каждый по способности, каждому – по потребности». Сегодня на примере наших олигархов, мы видим, что потребности человека «свободного» от обязанностей, морали, совести и других подобных «несвобод» цивилизации могут быть беспредельными.

Почему политологи, идеологи и другие профессионалы общественных наук, прекрасно образованные и умные люди с учёными степенями, изобразили коммунистическое общество таким нереально утопичным? Почему изобразили коммунистическое общество очень похожим на либеральное рыночное общество с его культом изобилия, наживы и потребления? Возможно, не было здесь сознательного вредительства. Просто писали учебник «Научный коммунизм» люди с либеральным идеологическим содержанием. Они только снаружи, по форме, были коммунистами (партбилеты, риторика), а по внутреннему содержанию давно уже стали либералами. Ведь и в либеральных учебниках по политологии видна та же восторженная нереальность при изображении светлого капиталистического будущего в виде «гражданского общества», «свободного общества» и других либеральных утопий. Впечатление такое, что и коммунистические, и либеральные учебники, писали одни и те же люди. А вполне возможно, что так оно и есть. Ведь не секрет, что многие идеологи марксизма-ленинизма не только переквалифицировались сегодня в идеологов либерализма, но и были активными участниками либерального капиталистического переворота (перестройки и последующих реформ). И сегодня они со знанием дела «бьют» коммунистическую идею, так как сами же её и разрабатывали, а потому хорошо знают все уязвимые её точки.

Примечание: Сведения о крестьянской общине взяты из книги Сироткина В.Г. «Почему «слиняла» Россия?» М.: Алгоритм, 2004. С. 22-41.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1516 · Ответов: 0 · Просмотров: 2909

Антон Ян
Отправлено: 27.10.2011, 21:29


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Хочу обратить внимание на схожесть сценариев самых значимых в истории Европы революций, на исключительно важную, организующую и руководящую роль парламентов в этих революциях. Не с массовых и непрерывных выступлений низов начинались эти революции, не «снизу», а «сверху» они инициировались. Можно сказать, что парламенты революции эти начинали, продолжали и заканчивали свержением монархов и захватом власти. Сложно сказать однозначно, такая схожесть сценариев революций – это случайность или закономерность? Думаю, что в Англии середины XVII века, вполне возможно, парламенту заранее не планировалась роль штаба революции, и всё произошло стихийно, случайно. Но успешная случайность обычно становится опытом, который в последующем определённые силы могут сознательно использовать в нужное время в нужном месте. Так что, приём использования парламента как штаба революции во Франции (1789) и в России (Февраль 1917) мог быть случайностью, а мог и планироваться.

Вспомним, как начиналась Английская буржуазная революция. Король КарлI созвал парламент. Парламент, который вошёл в историю под названием «Долгий», начал работу 3 ноября 1640 года и с первого же дня повёл себя своенравно. Парламент вывел себя из подчинения королю, объявив себя «нераспускаемым» до тех пор, пока сами депутаты того не пожелает. Буржуазия и новое дворянство использовали трибуну парламента для революционного возбуждения населения и при поддержке восставших жителей Лондона добились суда и казни ближайших помощников короля – графа Страффорда и архиепископа Уильяма Лода. Затем парламент стал забирать в свои руки всё больше и больше власти, а значит, всё меньше и меньше власти оставалось у Карла I. Противостояние парламента и королевской власти на определённом этапе переросло в революционную гражданскую войну, в которой, в конце концов, победили силы революционного парламента. В январе 1649 года король был обезглавлен. 19 мая 1649 года Англия была объявлена республикой. Так парламент принёс в страну демократию и свободу.

Во Франции революция развивалась примерно по такому же сценарию, как и в Англии. Король Людовик XVI созвал Генеральные Штаты (парламент), который не собирался с 1614 года. Король рассчитывал на помощь парламента, а получил революцию. 9 июля 1789 года депутаты провозгласили себя Учредительным собранием и стали решать вопросы ограничения королевской власти, изменения государственного устройства Франции, разрабатывать конституцию, то есть взяли курс на либеральную демократическую революцию.
Правительство Людовика XVI попыталось стянуть в Париж войска. Парламент в ответ призвал парижан защитить демократию и свободу, жители столицы восстали, захватили арсенал и вооружились. 14 июля 1789 года они взяли Бастилию, этот день принято считать первым днём Великой Французской революции.

В Февральской революции 1917 года революционные события развивались, примерно, по такому же сценарию, с той лишь разницей, что в Англии и Франции парламенты сами призвали жителей столиц под свои революционные знамёна, а Государственная Дума превратила восстание в одном, отдельно взятом городе в революцию. Правда, это был не обычный город, а столица, но ведь на территории огромной империи нигде больше восстаний на тот момент не было. Это после свержения царя либеральными демократами Думы начнутся разброд и шатания в стране и армии. А на момент начала восстания власть монарха никто не отменял, царь находился в Могилёве, в Главном штабе действующей армии, вне зоны досягаемости и влияния восставших. Царь – Верховный Главнокомандующий действующей армии, у него более десяти миллионов фронтовых солдат, офицеров, генералов. У него полицейские силы всей России. Вместо правительства, дружно ушедшего в отставку в Петрограде (27 февраля), во власти царя назначить другое правительство - в Москве или любом другом городе России. Решительными и быстрыми действиями восстание можно подавить. Тем более что у восстания не было единого руководящего центра, восстание никто не возглавлял. Восстание было полной неожиданностью для многих – для властей, для социалистов, для самих восставших. Но для предотвращения революции царь должен был знать реальную обстановку и иметь надёжную опору в лице своих ближайших помощников, чего как раз и не было.

Что надо сделать для того, чтобы восстание в Петрограде превратить в революцию? Во-первых, надо было, чтобы какая-то организованная сила объявила себя новой государственной властью и подчинила себе восстание. Во-вторых, добиться того, чтобы фронтовые генералы не пошли на Петроград подавлять восстание. И самое главное, надо было добиться отречения Николая II от власти. Кто мог всё это сделать? Разве могли Ленин, социалисты или пролетарии добраться до царя и уговорить или заставить его добровольно отказаться от власти? Это было по силам только людям из ближайшего окружения царя, заранее договорившихся между собой. И горькие слова в дневнике Николая II после отречения, что «кругом предательство, трусость и измена» адресованы не большевикам, не рабочим и не крестьянам. Эти слова адресованы царём своему ближайшему окружению – родственникам Романовым, правительству, генералам, либералам Государственной Думы. Именно они сделали всё возможное, чтобы превратить волнения в Петрограде в революцию. И роль Думы здесь была исключительно важной.

То, что не смогли сделать за десятилетия борьбы с самодержавием все вместе взятые социалисты, анархисты, народовольцы и другие революционеры, либеральные демократы Государственной Думы сделали всего за десять лет. Дума была создана в 1906 году, а уже 2 марта 1917 года посланцы её – либеральный демократ А.И. Гучков и помещик В.В. Шульгин – принимали акт отречения Николая II от престола.

Многие историки опровергают устоявшийся стереотип, что Февральская революция произошла случайно, никто её не готовил. Неожиданной революция Февраля была для социалистов, в том числе и для большевиков. Ленин, выступая в Швейцарии в январе 1917 года, говорил, что его поколение не доживёт до революции в России, полагая её делом далёкого будущего.

Для многих либеральных демократов поколения 1917 года ничего неожиданного не было, это они готовили свержение монархии и захват власти. Писатель Н.М. Коняев разыскал в архиве Санкт- Петербургского ФСК письмо П.Н. Милюкова, лидера кадетов в Думе. Вот один только абзац из этого письма: «Вы знаете, что твёрдое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намёки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования». (Н.М. Коняев. «Трагедия ленинской гвардии, или правда о вождях Октября». М.: Алгоритм, 2007. С.46-48). Либералы торопились, они хотели успеть захватить власть до окончания войны.

Историк-эмигрант Г. М. Катков в своей книге «Февральская революция» очень доказательно утверждает, что массированный штурм монархии либералы предприняли ещё летом 1915 года. Для этой цели в августе либералы Государственной Думы, Государственного Совета и Правительства объединились в «Прогрессивный блок». И.Л. Горемыкин, который был тогда Председателем Совета министров, сразу же так и оценил, однозначно и категорично, что «блок создан для захвата власти». (Георгий Катков. «Февральская революция». М.: Центрполиграф, 2006. С.166.).

Следует отметить, что важнейшим и необходимым условием успеха либеральных демократических революций являются гражданские свободы (свобода слова, печати, собраний, организации партий и другие). Эти свободы мало что давали большевикам, они как были в подполье, так и оставались работать в условиях подполья и после Манифеста от 17 октября 1905 года. А господа либералы приобрели право на организацию своих сил (парламент, собрания, партии) и легальную трибуну (парламент, СМИ) для дискредитации царской власти и пропаганды своих идей. И что очень важно, гражданские свободы лишали официальную власть «кнута», разрушали важнейший принцип любой власти – сочетания «кнута и пряника», «кнутом» завладели сами либералы. Теперь любой запрет, любая попытка власти защитить себя и ограничить агрессию нападок либералов на власть (не всегда справедливых) вызывает тотальную обструкцию «свободных» СМИ, либералов парламента и зарубежных заинтересованных сил. Они обвиняют действующую власть в «деспотизме», тоталитаризме, в нарушении прав и свобод граждан и могут даже призвать население защитить демократию и свободу, создавая тем самым в стране состояние революционной ситуации.

Ведь конечная цель и у революционеров, и у либералов была одна и та же – свергнуть самодержавие и взять власть. Но если революционеры заявляли свои цели громогласно и открыто, то либералы подбирались к власти скрытно и, как обычно, маскировали свои цели под благие намерения. Они называли себя не революционерами, а оппозицией, то есть, чуть ли не союзниками царской власти. Дискредитацию царской власти они называли критикой, которая не вредит, а наоборот, якобы помогает власти исправлять свои ошибки.

И казалось, что либералы не представляли особой опасности для царской власти, они требовали от монарха всего лишь только либеральных свобод и назначения «правительства народного доверия», или «ответственного правительства». Но в чём суть красивой и, на первый взгляд, безобидной фразы «правительство народного доверия?» Логика здесь несложная. Государственная Дума – единственный орган царской власти, который избирается населением, народом. Народ избрал Думу, а значит, Дума и есть народ, в ней сконцентрировано доверие народа. Дума, как орган власти от народа, требует от царя права назначать и сменять правительство. Такое правительство и есть «правительство народного доверия», или «ответственное правительство», так как отвечать это правительство будет теперь не перед царём, а перед народом - в лице либералов Думы. Но ведь это и есть самая настоящая революция, либеральная демократическая революция, потому что означает конец самодержавия и переход к конституционной монархии или даже к парламентской демократии либералов. Временное правительство, созданное либеральными демократами в результате Февральской революции 1917 года, по сути, и было тем самым «правительством народного доверия», которого так добивались либералы. Монарху в такой системе власти места нет, он не нужен.

И хотя революции в Англии, Франции и России разделяют друг от друга столетия, их объединят то, что парламенты выступали как мозг, штаб и двигатель этих революций. В предреволюционный период либеральные демократы использовали парламент как легальную трибуну для дискредитации существующих порядков и власти монархов, а также подготовки общественного сознания и населения к необходимости перемен и демократизации общества.
В ходе революции парламент превращался в руководящий орган, штаб революции.
После победы революции, как единственная организованная сила, парламент – это готовый орган новой власти.

Надо отметить и такой момент. В 1917 году, впервые за многовековую историю капиталистических революций, либералы не удержали захваченную власть. Казалось бы, либералы сделали всё как обычно, по привычному, проверенному опытом европейских революций сценарию: подготовились организационно, свергли монархию и захватили власть. Но изменилось время. Кроме либералов появилась ещё одна организованная революционная сила, которая и перехватила результаты революционных усилий либералов. Отныне либеральные демократы утратили монополию на революционную власть, отсюда и непримиримый либеральный идеологический антикоммунизм, желание навсегда покончить с опасным конкурентом, уничтожить его. Не потому ли либеральные демократы так ненавидят советскую демократию и всё советское?
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1478 · Ответов: 1 · Просмотров: 4931

Антон Ян
Отправлено: 28.9.2011, 18:22


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Эклектика (от гр. eklektikos – выбирающий) – отсутствие единства целостности, последовательности в убеждениях, теории; сочетание разнородных, несовместимых, противоположных воззрений. (Надель-Червинская М.А., Червинский П.П. «Большой толковый словарь иностранных слов в трёх томах», т 3., Ростов н/Д, «Феникс», 1995. С.400).

Либерализм антинаучен в своей основе, так как очень многие теории, идеи и установки в нём противоречат друг другу, представляя собой набор несовместимых противоположностей (эклектику).

1. Идея «свободного общества» вступает в противоречие с другой идеей либеральной идеологии – идеей «правового государства», т.е. государства диктатуры закона (несвободы).
В первом случае либеральная пропаганда объявляет свободу человека (культ свободы) наивысшей ценностью общества. Провозглашает приоритет личных интересов одиночного человека над государственными интересами.
А в другом случае, та же самая либеральная пропаганда говорит о культе закона, («закон превыше всего»), а значит несвободы и даже насилия (репрессий) над человеком со стороны «правового государства» либеральной демократии (полиция, газы, дубинки, тюрьма, электрический стул и пр.). Законы же издаёт не «свободный» человек, а власть, которая через закон определяет, сколько и каких прав и свобод дать «свободному» человеку, а каких не дать. Таким образом, «правовое государство» через диктатуру закона подчиняет личность требованиям государства, т.е. власти, превращая идею «свободного общества» в либеральную утопию.

2. Осуждают Советский Союз как империю, внедряя в сознание населения страны идеологический штамп, что быть империей стыдно, что якобы «время империй прошло». Сами же активно навязывают идею глобализации – создания глобальной всепланетной империи под диктатом США. Да и Евросоюз, разве не есть попытка создания империи всеевропейского масштаба? К тому же, в современном мире существуют такие империи как США, Индия, Китай и другие. Значит установка, что якобы «время империй прошло» идеологически субъективна, бездоказательна и антинаучна. Она целенаправленно враждебна только по отношению к нашей стране.

3. Обвиняют население страны в имперском мышлении (сознании), а в других ситуациях обвиняют это же население в рабской психологии и иждивенчестве. Но имперское мышление – это тоже, в том числе, и психология, а значит, имперская и рабская психология не могут быть свойством одного и того же человека, одного и того же населения, они несовместимы.

4. Обвиняют Ленина за Брестский мир, по которому были сделаны территориальные уступки. И в то же время обвиняют Сталина за возврат тех же самых территорий в лоно Российского государства.

5. Осуждают патриотизм, используя идеологические ярлыки типа «квасной» патриотизм, «ура-патриоты», «прибежище негодяев». И в то же время обвиняют Ленина за «непатриотичность» Брестского мира.

6. Обвиняют Ленина за территориальные уступки по Брестскому миру, которые потом были возвращены в состав империи. На что и рассчитывал В.И. Ленин, и расчёты его в целом оказались исторически оправданными. Да и уступки эти были сделаны не ради корыстных интересов личного обогащения, а исходя из государственных интересов и здравого смысла - сохранения единого целого (государства) путём временной уступки части территории.
Сами же ради жажды власти и корысти личного обогащения бездарно утратили огромнейшие территории, и, похоже на то, что безвозвратно. Причём утратили и те же самые территории, в уступке которых обвиняют Ленина.

7. Обвиняют население страны в рабской и иждивенческой психологии, лени, пьяни, неспособности к творческому и качественному труду, да и вообще к чему-то конструктивному и полезному.
А в случаях, когда это выгодно по ситуации, убеждают, что этот же самый народ, который по либеральной терминологии к тому же ещё якобы и «совок», победил в Великой Отечественной войне «вопреки Сталину», то есть вопреки всей системе государственной власти, да ещё и военного периода. Как очень метко отмечено» в рубрике «Диагноз Коклюшкина» («АиФ» № 35, 2011, с. 4) сформировалась система, «где в зависимости от потребности народ именуют то быдлом и толпой, то народом-победителем».

8. Одни либеральные идеологи пытаются навязать установку, что война и с нашей стороны была преступной, так как это была якобы война Гитлера и Сталина за мировое господство, и на этом основании отказывают народам России называть войну Отечественной.
Такая установка противоречит другой либеральной установке «Народ победил вопреки Сталину», которая, пусть и вопреки воле самих же либеральных пропагандистов, подтверждает, что с нашей стороны война была абсолютно справедливой, была войной в защиту Отечества, была войной народной, а потому по праву называется войной Отечественной.

9. Когда надо обвинить СССР в авторитаризме, то лицемерно рассуждают в СМИ, что «государство должно быть для человека, а не человек для государства», намекая, что в системе либеральной демократии якобы именно так и есть, оно для человека.
Но в других случаях утверждают абсолютно противоположное, что государство либеральной демократии «ничего не обязано человеку», «человек не должен надеяться на государство, а только на самого себя» и обвиняют население в «иждивенческой» и «совковой» психологии. А патернализм (лат. pater – отец) советского государства осудили, назвав тоталитаризмом.
В свою очередь, обе эти либеральные выдумки противоречат либеральной же теории «общественного договора», согласно которой, если очень кратко, государство и граждане взаимообязаны друг другу.

10. В идеологии либерализма – главное якобы человек, его права и свободы. А в либеральной рыночной экономике – главное прибыль (деньги), а не человек.
Так что важнее в либерализме, человек или всё-таки прибыль? Ведь в капиталистической системе понятия «права человека» и «прибыль» неотделимы, неразрывно взаимосвязаны друг с другом. Максимальная прибыль одной части общества (олигархи, монополисты и другие владельцы крупного капитала) и достигается за счёт как можно большего ограничения прав и свобод другой части общества, причём, наибольшей её части.
Ведь капитализм, хотя и стали называть его сегодня рынком и демократией, а как не крути, был и остаётся системой эксплуататорской. И главное в капитализме – это прибыль, а права человека – идеологический фон, скрывающий истинную суть капитализма. Конечно, урезание прав и свобод людей труда, усиление их эксплуатации не единственный источник извлечения максимальной прибыли капиталом, но наиважнейший.

11. И вообще, во многих случаях лозунги либерализма, привлекательные в теории, не соответствуют практике жизни. Так, в идеологии либерализма провозглашается свобода торговли, а в реальности создали ВТО – организацию с жёсткими условиями приёма в неё стран, с диктатом установок, регламентов и других ограничений. Страны, не принятые в ВТО, ставятся в положение неравное с членами ВТО. Какая же это свобода торговли? Налицо расхождение между провозглашаемыми в либерализме принципами и реализацией их на практике.

Таких противоречий в либеральной пропаганде великое множество. Эклектичность либеральных установок, на мой взгляд, не случайность, а сознательный метод, так как разрушает мировоззренческие ориентиры людей, вносит хаос в их сознание. И затрудняет защиту нашей истории, так как со всех сторон обложила её плотным слоем ненависти и противоречивой паутиной лжи. Отобьёшь нападки с одной стороны, тут же обвиняют с противоположной стороны. И каждая новая либеральная «правда» на поверку оказывается очередной либеральной ложью. Да и не может быть две, три и больше «правд» об одном и том же событии или факте. Настоящая правда – она одна. И состоит она в том, что наша история нисколько не хуже истории европейских стран, а даже наоборот, гораздо благороднее, честнее и человечнее.

Потому что:
У нас не было ужасов человеческой мясорубки Реформации. А в Европе одни христиане убивали других, варили в кипятке, сжигали на кострах, распиливали друг друга в течение целого столетия. Реформация – этот клубок сплетений межгосударственных и внутренних, религиозных и гражданских, крестьянских и карательных, захватнических и освободительных войн, сопровождаемых массовыми репрессиями, превратила Европу в единое кровавое месиво.

У нас не было массового психоза «охоты на ведьм». А в Европе около миллиона женщин, а также кошек, коз и собак, живьём сожгли на кострах. Они стали невинными жертвами нагнетания в течение трёх столетий мистического ужаса среди населения европейских стран.

У нас не загоняли страну войнами и репрессиями в демографическую яму. А в Европе за период Тридцатилетней войны, вызванной последствиями Реформации, в одной только Чехии уничтожено было 3/4 населения, а на территории Германии 2/3 её жителей. Для устранения последствий такой страшнейшей демографической катастрофы «специальной буллой римского папы немцам-католикам было разрешено многоженство сроком на 15 лет». (Мартиросян А.Б. «Кто привёл войну в СССР?». М.: Яуза, Эксмо, 2007. С.80).

А в период революции 1789 г. во Франции под либеральный лозунг «Свобода. Равенство. Братство» в войнах и репрессиях была уничтожена пятая часть населения страны. Термин «террор» (с фр. ужас) вошёл во многие языки мира именно тогда и оттуда. «Был нанесён сильнейший демографический удар. Страна, которая была накануне революции самой мощной и многолюдной державой в Европе навсегда потеряла это место». (Кожинов В.В. «Пятый пункт: Межнациональные противоречия в России». М.: Яуза, Эксмо, 2005. С.81).

На нашей истории нет преступного клейма и позора четырёх столетий работорговли глобального масштаба. А европейские страны дрались друг с другом за преступное право монопольной торговли людьми («асьенто»). В одной только «…Африке были захвачены и обращены в рабство миллионы самых сильных и здоровых молодых мужчин (их число оценивают в сто миллионов, из которых берегов Америки достигли около 9 миллионов)». (Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием». М.: Эксмо, 2006. С.220.
«Концом четырёх столетий европейской работорговли можно считать Брюссельскую конференцию 1889-1890 гг., Генеральный акт которой провозгласил запрет работорговли и борьбу с тайным вывозом невольников из Африки». («Энциклопедический словарь юного историка: (Всемирная история)» М.: Педагогика-Пресс, 1999. С. 334).

А сегодня потомки этих рабовладельцев и работорговцев, как якобы наследники самой гуманной и демократичной цивилизации мира, при активном содействии либералов страны судят нашу историю.
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1460 · Ответов: 1 · Просмотров: 4424

Антон Ян
Отправлено: 21.7.2011, 0:36


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


1. С чего началось?

С чего начинается кризис? В сознании очень многих людей сформировался штамп, что капиталистическая система работает настолько эффективно, что в какой-то момент происходит «кризис перепроизводства», то есть перенасыщение рынка товарами. У людей уже всё-всё есть, им больше почти ничего не нужно и покупательский спрос падает. Так как товары не продаются, то предприятия не получают прибыли, а потому вынуждены свёртывать производство и увольнять работников. В этом якобы суть и начало кризиса. А дальше наступают последствия кризиса: спад производства, массовые увольнения, безработица, инфляция и всё остальное.

Но если присмотреться внимательно, то можно видеть, что кризис начинается не с «перепроизводства» (по крайней мере, у нас в стране), а с дефицита. Дефицит денег, вот с чего, оказывается, начинается кризис. И это наиважнейшая причина нашего нынешнего кризиса.
У кого же обнаружилась нехватка денег? У населения? У пенсионеров? У студентов? Нет, всё не так.

Оказывается, дефицит денег, причём, у всех в одно и то же время (как сговорились), случился у тех, у которых, казалось бы, денег должно быть как раз очень и очень много: у банкиров, у олигархов, у монополистов, у крупнейших компаний страны. И в газете «АиФ» (№ 1-2, 2009) в статье «А сейчас, господа, пост…» читаем: «На днях крупнейшая алмазодобывающая компания России «АЛРОСА» получила 44 млрд. рублей на погашение долгов». <…> По свидетельству английской газеты «Обсервер», государство выделило «обедневшему» Р. Абрамовичу около 2 млрд. долларов. У него, видите ли, случилось 10 млрд. долга».

В «АиФ» (№ 45, 2008) в статье «Зачем спасают жадных»: «На прошлой неделе Олег Дерипаска получил от государства 4,5 млрд. долл., чтобы погасить зарубежный кредит, взятый на покупку акций «Норникеля». В той же статье даётся обобщающий итог зарубежных долгов «эффективных» собственников: «295 млрд. долл. составляет, по данным ЦБ, внешний долг российских компаний».
Кроме того, как отмечается в статье «Бизнес обмельчал» («АиФ» № 44, 2009), государство в 2009 году и банкам выделило 5 трлн руб.

Вот с чего и начался в стране кризис. У олигархов, крупных компаний и банков почти одновременно обнаружилась нехватка денег и как раз в тот момент, когда они нужны были им как никогда. В итоге значительная часть государственных денег была брошена на спасение капитала, то есть перекочевала в эти коммерческие структуры, а значит, бюджет страны пришлось урезать, он стал дефицитным. А потому зарплаты работникам бюджетной сферы не повышали более двух лет, и это несмотря на кризис и на инфляцию. Деньги бюджета и Стабилизационного фонда могли пойти в кризис на поддержку населения, на увеличение зарплат, пенсий, стипендий, пособий, на развитие рабочих мест и т.д. Да и самого кризиса, вполне вероятно, могло и не быть. Ведь получается, что банкиры, олигархи, монополисты, крупнейшие компании страны и втащили кризис в страну, так как опустошили финансовые резервы страны.

Почему же власть выделяет деньги капиталу, жертвуя интересами страны и населения? Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики в статье «Зачем спасают жадных» («АиФ» № 45, 2008) объясняет, что наши бизнесмены «брали кредиты без оглядки, закладывая за рубежом акции своих компаний. Но вот момент расплаты настал. Западным кредиторам срочно нужны деньги, поэтому они требуют возвращения кредитов вовремя и пополнения суммы залога. Иначе акции компаний, образующих ядро российской экономики, будут выставлены на торги».

А «выставлены на торги», может означать, что почти всё «ядро российской экономики» перейдёт в собственность иностранного капитала, что создаст угрозу финансово-экономической, а значит, и политической самостоятельности государства. Получается, что своими непродуманными действиями «эффективные собственники» создали угрозу национальной безопасности страны. Получается, что «эффективными» они могут быть только за счёт финансовых вливаний государства, то есть за счёт ущемления интересов страны и населения. А либеральные экономисты более 20-ти лет настойчиво убеждают нас, что всё якобы наоборот, и что частная собственность работает эффективнее государственной.


2. Откуда долги?

У кого же олигархи и крупные компании набрали вот эти «иностранные кредиты», которыми так сильно напугали власть, что вынудили её дать деньги капиталу из государственного кармана? А «фокус» в том, что в основном «кредиты» эти они сами у себя же и брали. В теме «Утечка капитала» эта схема детально описана. Для непосвящённых коротко напомним суть. Крупные российские компании создают за рубежом в офшорах свою фирму (посредник), то есть российская компания и зарубежный посредник, по сути, одно и то же лицо, но никто этого как бы не знает, в том числе и власти. Офшорные «безналоговые государства» держат в строжайшем секрете информацию о принадлежности компаний и их сделках. В статье «Сговор жадных» («АиФ» № 35, 2009) отмечается: «Собственно, мировая финансовая элита и придумала сама для себя этот способ дополнительного обогащения».

Далее. По специальному контракту крупные российские компании продают сырьё и свою продукцию этому иностранному посреднику (то есть, сами себе) по заниженным ценам, а посредник за рубежом продаёт всё это уже по мировым ценам. Затем часть этих спекулятивных денег их хозяева возвращают из офшоров в страну (сами себе) в виде «иностранных инвестиций и кредитов. Никита Кричевский, профессор, научный руководитель Института национальной стратегии комментирует: «Вот пример. Шахта «Распадская» имеет задолженность около 300 млн. долл. перед ирландской компанией «Raspadskaya Sekurites Ltd». Понятно, что деньги владельцы предприятия дали в долг сами себе. Но ничто не мешает им прийти в правительство и просить деньги на погашение иностранных долгов». <…> Понятно, что, если покрывать такие «липовые» долги, средств на повышение зарплаты бюджетникам уже не останется» (Статья «Сговор жадных» в «АиФ» ,№ 35, 2009).

В итоге олигархи и владельцы крупных компаний, используя кризис, обогатились дважды: сначала, как обычно, на рыночной спекуляции перепродаж, а затем удвоили эту сумму за счёт средств, выделенных правительством. В итоге мы с удивлением читаем: «Кризис ударил не по богатым, а по бедным. В России опубликованы списки миллиардеров, которые в ходе кризиса не только не потеряли свои состояния, но и приумножили их. В списке всё те же известные олигархические лица. Разница в том, что Роман Абрамович с первого места переместился на третье. Иронизируя по этому поводу, западная пресса пишет о том, что кризис не помешал ему закончить оборудование своей яхты «Эклипс». Она теперь оснащена не только вертолётными площадками, системой противоракетной обороны, но и таскает в своём брюхе подводную лодку. А что скупиться? За прошедший кризис капиталы первой десятки самых богатых людей России удвоилось». (Статья «Клистир, и никаких гвоздей …» в «АиФ» № 8, 2010).

Кризис помог олигархам сделать и другие личные приобретения. Так, в самой массовой петербургской газете «Metro» (№ 178, 2009) читаем: «89 млн долларов – такова цена поместья на острове Сент-Барт в Карибском море, нового приобретения Романа Абрамовича. Земля, на которой располагается поместье, когда-то принадлежало Дэвиду Рокфеллеру».

В другом номере «Metro» (№85, 2010): «Руководители Национальной баскетбольной ассоциации продали русскому миллиардеру Михаилу Прохорову 80% акций клуба «Нью-Джерси Нетс». Решение боссы приняли единогласно. На сайте команды уже появилась фотография Прохорова и подпись: «Это наш новый владелец». <…> А радость американцев понятна. «Нью-Джерси Нетс» – проблемный клуб, которому явно нужна денежная поддержка». И дальше в этой заметке детализируется:
«Что купил:
Худший клуб НБА с 70 поражениями и только 12 победами в этом сезоне.
Долги «Нью-Джерси Нетс» составляют 200 миллионов долларов.
Стоимость команды оценивают в 269 миллионов долларов.
Команда зарабатывает всего 92 миллиона долларов за сезон».

В России таких проблемных клубов тоже немало, но душа олигарха потянула его за океан. Это тот самый миллиардер Прохоров, который предлагал увеличить рабочую неделю своих соотечественников с 48-ми до 60-ти часов. Видимо, не хватает денег на ещё какую-нибудь заграничную «игрушку».


3. «Свои» люди в банках

Но, хватит об олигархах. В стране ведь имеются ещё и частные банки, которым в одном только в 2009 году было выделено правительством 5 трлн рублей. А им-то почему дали?

А для того, объяснили нам в СМИ, «чтобы не допустить краха банковской системы». Но зачем же надо было создавать в стране банковскую систему, которая угрожает её национальной безопасности? А может быть угрозы такой и не было, её просто придумали? Очень уж как-то небережливо частные банки отнеслись к такому подарку. Так, в статье «Бизнес обмельчал» («АиФ» № 44, 2009) читаем: «Из 5 трлн руб., выделенных государством банкам в 2009 г., далеко не все пошли на кредитование реального сектора. Часть денег «съели» клиенты банка. «Ещё порядка 200 млрд руб. просто «ушли», пока их не тормознули, - заявил недавно глава Счётной палаты Сергей Степашин. – Это деньги, которые банки просто вывели, в том числе и в офшоры».

В статье «Зачем спасают жадных?» («АиФ» №45, 2008) известный экономист Евгений Ясин размышляет: «Уже известно, что первые спасительные кредиты выделялись под 8% годовых. При инфляции в 14% это царский подарок. Появляется соблазн на нём заработать: ссудить деньги под более высокий процент тем, кто не имеет возможности просить помощи в высоких кабинетах».

Так и напрашивается крамольная мысль: а может быть, для того и дали, да ещё и под 8%, чтобы на разнице процентов банки могли «заработать». Конечно, это всего лишь предположение, но логика решения властей удивляет, не так ли? Ведь создаётся ситуация, в которой как будто специально владельцев банков провоцируют на спекуляции. Но, с другой стороны, зачем федеральным чиновникам это было бы нужно? Конечно, при условии, что капитал у нас не связан с властью, то есть капитал отдельно, а власть тоже отдельно (ведь говорят, что демократия – это власть народа, а не капитала) такое решение чиновников удивляет. Но совсем другое дело, если часть власти и капитала – единое целое, если власть и капитал понимать как синонимы. Вот и Евгений Ясин в той же статье рассуждает («АиФ» № 45, 2008): «Будут ли помогать всем, невзирая на лица, или спасут только «своих»? Поскольку чётких критериев для оказания помощи не озвучено, возникает ощущение, что реализуется второй вариант».

А кто это – «свои», которых только и спасут? В петербургской газете «Metro» (№ 56, 2011. С.07) находим ответ: «Дмитрий Медведев решил, что до 1 июня министры должны быть исключены из госкорпораций. <…> В частности, министр финансов Алексей Кудрин должен выйти из состава директоров Банка ВТБ и «АЛРОСЫ».
Теперь понятно, что означает «свои» и почему крупнейшая алмазодобывающая компания России «АЛРОСА» получила 44 млрд. рублей на погашение долгов» («АиФ» № 1-2, 2009 в статье «А сейчас, господа, пост…»).

И далее в той же статье: “Первый вице-премьер Виктор Зубков – из Российского сельскохозяйственного банка, Росспиртпрома и Росагролизинга. Вице-премьер Игорь Сечин выйдет из совета директоров Роснефти, Роснефегаза и «Интер РАО ЕЭС», министр обороны Анатолий Сердюков покинет ОАО «Оборон сервис».

В другом номере газеты «Metro» (№ 82, 2011. С.04) знакомимся с итогами таких перемещений: «Распоряжение президента по выведению чиновников из руководства компаний расширяет карьерные возможности для детей власти имущих. <…> Сын вице-премьера Сергея Иванова возглавляет наблюдательный совет Россельхозбанка, сменив на этом посту Виктора Зубкова. По данным газеты «Московские новости Путин уже одобрил кандидатуру Сергея Иванова-младшего.
Интересно, что руководит банком сын секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. <…>
Председатель правления банка “ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД” Денис Бортников – сын директора ФСБ Александра Бортникова.
Вице-президент ВНЕШЭКОНОМБАНКА Пётр Фрадков – сын Михаила Фрадкова, директора Службы внешней разведки». И т.д. и т.п.


4. Сплав власти и капитала (2"рука руку моет")

В статье «На чём богатеют чиновники?» («АиФ» №17, 2010) даётся итог такого содружества власти и капитала на основе анализа деклараций крупных федеральных и региональных чиновников страны: «Чиновничьи доходы в прошлом году превысили их официальную зарплату от 5 до 77 (!) раз». И далее в той же статье: «Свои сверхдоходы чиновники получили за пределами основного места работы, – объяснил «АиФ» Василий Колташев, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений».

Лишь несколько примеров. В газете «24 часа» (№ 46, 2009) в статье «Кормушка для небожителя» отмечается: «Как известно из деклараций, самые большие доходы в прошлом году получил помощник главы государства – начальник Контрольного управления Администрации Президента Константин Чуйченко: 368 млн 511 тыс. рублей, хотя основной оклад по месту работы в 100 раз меньше».

Ещё пример, в статье «Российские губернаторы: кто самый богатый?» читаем: «А вот среди действовавших в 2009 году глав регионов резко выделяется губернатор Калининградской области Георгий Боос. За год он заработал 86, 4 млн руб. Причём большая часть этой суммы – доходы от «вкладов в банках, продажи имущества, выплат процентов по займу, дивидендов. Любопытно что собственно губернаторскую зарплату (851 960 рублей за год) господин Боос полностью передал на благотворительные цели: деньги перечислены в детские дома Калининградской области». («Утро Петербурга» № 26, 2010. С.3). Отметим совестливость губернатора, не каждый чиновник способен на такой поступок.

В прессе уже стали анализировать доходы крупных чиновников страны и за прошлый (2010) год. И вот из самых последних сообщений: «Губернаторы и их жёны отчитываются о доходах за 2010 г. Согласно декларации, Л. Белоброва, жена главы Приморского края С.Дарькина, заработала более 1 млрд рублей. При этом Белоброва – актриса Приморского академического краевого театра». («АиФ» № 18, 2011, с.5).

То есть, та же самая картина повторяется из года в год. Доходы чиновников, которые они получают за пределами государственной должности, в десятки раз (и даже в 100 раз) превышают зарплату по государственной должности. На чьи интересы будет работать чиновник в такой системе, системе либерального «рынка»? На интересы государства и населения, или капитала – основного своего «кормильца»? Ведь, как известно, кто платит, тот и заказывает политику, экономику, финансы и всё остальное. И чиновники в этой системе просто вынуждены, используя властный ресурс, способствовать перекачке государственных средств «своим» («подшефным») компаниям и банкам. Капитал, при активном содействии и поддержке этих же чиновников, наращивает эти средства и возвращает чиновникам часть доходов в форме процентов по вкладам, дивидендов на акции и другие ценные бумаги. И всё это в полном соответствии с законами и принципами либерального рынка: прибыль любой ценой (монетаризм), индивидуализм (эгоизм), приоритет личных интересов (олигархов, банкиров и крупных чиновников) над общенациональными (государственными) интересами.

В небольшой заметке «Копилку» распилили?» Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа ФБК, профессор ВШЭ рассказал «АиФ» (№15,2011), что «потрачено за последние 2 года было много: от 4,8 трлн рублей в резервном фонде осталось 750 млрд руб. В основном их раздали финструктурам, которые использовали их для получения «навара». С. Степашин, глава Счётной палаты, отмечал, что резервный фонд спасает финансовую систему, а мог быть направлен на конкретные проекты. Хотя при нашем уровне коррупции сомнительно, что и тогда деньги пошли бы на дороги и водопроводы, а не кому-то в карман».

Не напрашивается ли крамольная мысль, что Стабилизационный фонд для того и создавался, чтобы было, что поделить в кризис. Конечно, это всего лишь предположение, но фонд этот так оберегали от целого ряда конкретных предложений вложить эти средства в развитие отечественной экономики.

Какой из всего этого можно сделать вывод?
Получается, что под названием «рынок» создана спекулятивная и коррупционная система (смычка власти и капитала), в которой крупный чиновник просто вынужден способствовать обогащению капитала за счёт государственных средств, а капитал, в свою очередь, способствует обогащению чиновника.

И получается, что в погоне за баснословной наживой олигархи, банкиры и компании при активном содействии многих крупных чиновников и втащили в страну кризис, переложив все тяготы кризиса на население.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1410 · Ответов: 3 · Просмотров: 5439

Антон Ян
Отправлено: 5.7.2011, 21:26


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Победу Советского народа в Великой Отечественной войне либеральные подкаблучники Запада отменить не могут. Как бы они не старались это уже исторический факт. А вот извратить, умалить роль и значение наших побед, любых побед, а не только военных, хотя бы «ложкой дёгтя» испортить праздник нашим людям, чтобы угодить своим западным покровителям, очень хочется. И тогда либеральные идеологи включают свою фантазию и придумывают всякие нелепицы, искажения, извращения и пакости о нашей истории. «Победа, но какой ценой» – одно из множества таких либеральных проектов.

Ведь либеральные обвинители нашей истории ни разу не сказали, а какой должна быть цена Победы? Какие жертвы должна была понести наша страна, чтобы либеральные хулители нашей истории остались бы довольными? Где их расчёты? Их обвинения имеют под собой научно-объективные обоснования или это обычная либеральная пустопорожняя идеологическая демагогия? Если бы они руководили в ту войну страной, то какими бы эти жертвы были? И что они сделали бы, чтобы наши потери и жертвы от гитлеровской агрессии стали бы меньшими? Нет, ничего подобного они представить не могут. А размахивать кулаками после драки из комфортных кабинетов и телестудий – это очень удобная позиция. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны», об этом ещё в давнем Средневековье говорил великий Шота Руставели. А вот самим бы обвинителям сделать что-нибудь полезное для страны, для людей, пусть не в войну, а хотя бы сейчас, в мирное время. Прекратили бы кризис или хотя бы инфляцию.

И давайте не будем путать жертвы агрессии и цену Победы. Цена Победы – это то, что мы потеряли бы в случае поражения в войне с гитлеровской Германией. Цена Победы, как в известной всем нам песне «одна на всех» и состоит она в том, что мы сохранили свой народ от уничтожения и рабского закабаления. В страшной схватке с агрессором наши родители и деды, старшие братья и сёстры отстояли право на своё государство, право говорить и писать на своём родном языке и на свою культуру в целом, право на продолжение себя в своих потомках. Вот в чём состоит цена Победы, вот что мы могли потерять в случае нашего поражения от гитлеровских захватчиков. В этой жесточайшей войне мы отстояли своё право продолжить себя в истории как народ, как цивилизация.

А 27 миллионов загубленных человеческих жизней советских людей на совести захватчика, это жертвы гитлеровской агрессии, жертвы гитлеровского геноцида, это жертвы, замученные и уничтоженные в гитлеровских концлагерях, в Бабьих Ярах, на оккупированных территориях. И это солдаты, защитники нашей Родины, павшие на полях сражений от гитлеровских пуль, снарядов и бомб. И когда либеральные пропагандисты убеждают нас, что это якобы и есть цена, заплаченная за нашу Победу, то тем самым они цинично и подло пытаются обелить гитлеровцев и переложить ответственность за их зверства на нашу страну, на наших руководителей, на наших людей.

Ни в одной стране мира не говорят о цене своей истории. Не говорят о цене всеевропейской мясорубки Реформации. Не говорят ни о цене своей демократизации, ни о цене своей модернизации, ни о цене своих гражданских и карательных войн против собственного крестьянства. Не нагружают психику и сознание населения своих стран разговорами о цене своих революций, своих репрессий, столетий массового психоза «охоты на ведьм», ужасов «огораживания», «работных домов» и «казарменного капитализма». Всё это не называется у них «войной против собственного народа». Нам говорят, что это якобы специфика одной только нашей страны. Цену навязали только нам. Якобы только у нашей истории есть цена, только у нашей Победы, только у нашей модернизации, только у всего нашего.

Почему так? А потому что историю нашу трактуют сегодня с позиций победителей холодной войны. Такова цена поражения. Потому что втащили в страну западный либерализм, чуждый и враждебный нашей стране, нашей цивилизации в целом. Потому, что верх взяли антироссийские (прозападные) либеральные силы.
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1395 · Ответов: 1 · Просмотров: 5264

Антон Ян
Отправлено: 22.6.2011, 15:36


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


«Как не плакать мне старому солдату», – пишет в своей книге (с. 180) солдат Великой Отечественной войны, писатель и публицист Владимир Бушин, читая книгу о войне другого автора, современного, невоевавшего. Отчего же плачет солдат, отчего ему так горько и обидно? Не будем пересказывать, а ответим словами самого солдата: «И, начитавшись Герштейн и Тимофеева, он продолжает живописать положение Москвы: «Танковая армия Гудериана дошла осенью сорок первого года до окраин Москвы». До каких окраин? Гудериан и не был под Москвой. Его танковую армию в декабре сорок первого так потрепали под Тулой, что в числе других 35-ти генералов Гитлер намахал его с фронта к чертям собачьим и отправил в запас, где он и просидел до марта сорок третьего, на советско-германском фронте он уже не показывался. <…>

– Хорошо, – может ответить Млечин, – с Гудерианом и с Рокоссовским я наврал, но ведь другие «немецкие войска слишком быстро летом дошли до Москвы».

Смотрите, как он торопится за фашистов: летом! Это Наполеон со своей пехтурой да конной тягой летом-то в самом конце, точнее, в начале осени добрался до Москвы. А гитлеровский фельдмаршал фон Бок с танками да авиацией, с многогрузными автомашинами да мощными тягачами, с радиосвязью да воздушными десантами, со всей суперсовременной техникой, – Бок-то ближе всего подполз к нашей Белокаменной только в начале декабря, т.е. на три месяца позже Наполеона. На три! А ведь начали вторжение с одной позиции да ещё немцы-то на два дня раньше – 22 июня, а французы 24-го. Ну и вдобавок вот какая деталь: Наполеон-то Москву захватил, а гитлеровцы, подышав живительным подмосковным воздухом, 5-го декабря вдарились от Москвы драпать.

Так где же немцы четверть года прохлаждались? А Смоленское сражение? Наш учёный пишет, что оно «продолжалось с 10 по 30 июля». Очередное враньё на голубом глазу. На самом деле с 10 июля по 10 сентября. В три раза урезал! Так всегда врёт против нашей армии в пользу фашистской. А ведь это сражение сыграло великую роль: здесь на главном стратегическом направлении немцы впервые за всё время их агрессий с сентября 1939 года вынуждены были перейти к обороне.

Тут же и ещё загадочный пример: за помянутые им три недели боёв немцы потеряли будто бы 50 тысяч человек, 220 танков, 1000 орудий, 150 самолётов, а наши потери – более 500 тысяч человек, около 2000 тысяч танков, более 14 тысяч орудий, 2300 самолётов. Так почему же при таких небольших потерях немцы перешли к обороне, и почему при таких грандиозных потерях Красной Армии они к радости Нагибина не поперли дальше на Москву. По советским данным, уже к 23 июля танковые и моторизованные соединения немцев потеряли почти половину, а пехотные – почти треть состава (ВОВ 1941-1945. С. 659). С какой стати я буду верить твоим, а не своим советским данным?

Тем более, что автор сперва уверяет, что «советская авиация перестала существовать в первые дни войны». Но через несколько страниц извещает, что «к 10 июля (т.е. к началу Смоленского сражения) у нас на всех (!) фронтах осталось 2 516 машин». Выходит, совсем не перестала существовать. Значит, опять врал? Вот неутомимость! Ведь названная цифра всё-таки не пустяк. Но это, как сказано, на всех фронтах – от Карельского и Северного до Южного и Закавказского. Допустим, на Западном фронте, как на самом важном, была половина всей авиации – около 1500 машин, пусть даже ещё больше – 2000.

Это, конечно, невероятное допущение, и едва ли даже Млечин с ним согласится, ибо, по его данным, к 1 июля на Западном фронте было всего лишь 120 исправных самолётов. Не могло же их количество возрасти за считанные дни в 10-15 раз. Ну а теперь мы от него слышим, что в ходе Смоленского сражения было уничтожено не 120, и не 1500, не 2000, а 2300 наших машин, т.е. гораздо больше, чем могло быть в реальности. Да откуда же они взялись? Ваккаус нам нарожал?.. А вот ещё грандиозное обобщение: «266 дивизий сгорели (!) в пламени первых месяцев». Очухайся, их опять-таки и всего-то на западе столько не было.

Но если так, то объясни же, наконец, Нестор, почему при столь великих немецких победах, и таких наших потерях они не захватили ни Москву, ни Ленинград. Ах, восклицает Нестор, вы ничего не смыслите в арийской душе! «Немцы могли войти (!) в Москву, но не хотели…» Вы подумайте! В Вену и Прагу могли и «вошли», в разбомбленную Варшаву могли и вломились, в Копенгаген и Осло влезли, в Антверпен и Брюссель ворвались, в Париж и Белград приперлись, а к Москве подошли на тридцать вёрст, понюхали и повернули обратно. Да почему же? Ответ, до которого и Геббельс не додумался бы: «Они не хотели рисковать, они действовали по науке». Интересно! Напасть, начать войну, – на этот риск пошли, а тут вдруг не захотели. Да и что ж это за наука, по которой можно было захватить десяток европейских столиц, но полагалось драпать от Москвы?»

Источник: Бушин В.С. «Измена: знаем всех поименно». М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. С. 207- 209. О книге Л. Млечина «Сталин, его маршалы и генералы» (М., 2004):

От себя. Не дают спокойно жить нашим ветеранам десоветизаторы, десталинизаторы и другие модернизаторы нашей истории. Вот и вынужден боец Красной Армии, солдат Великой Отечественной войны, несмотря на свой возраст, фронтовые раны и недуги, продолжать свой бой за нашу Победу, за нашу Правду, за нашу Историю. Вынужден вести бой против либеральной «модернизации» нашей истории. Вынужден вести бой против тех сил, которые делают всё возможное для того, чтобы наши победы превратить в поражение. Вынужден вести бой потому, что наш народ имеет право знать НАШУ ПРАВДУ о нашей истории.
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1386 · Ответов: 0 · Просмотров: 3821

Антон Ян
Отправлено: 11.6.2011, 21:20


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Либерализм как идеология «холодной войны». III.На примере Февраля 1917 г.

Для очень многих людей Февральская революция до сих пор остаётся как бы «белым пятном» нашей истории. В советские времена о революции Февраля 1917 года говорилось как-то невнятно, почти мимоходом. Почему? Да потому что, роли большевиков в революции этой не было почти никакой.

Ленин, выступая в Швейцарии в январе 1917 года, говорил, что его поколение не доживёт до революции в России, полагая её делом далёкого будущего. Революция Февраля была неожиданной не только для Ленина, для большевиков, но и для многих других социалистов.

Либеральные демократы тоже имеют свой интерес для умолчания. Если большевики объявили себя в «Истории КПСС» одной единственной революционной силой на планете, то либералам очень удобно изображать себя не творцами революций, а только «невинными жертвами» и страдальцами революций, а в революционной разрухе обвинять одних только большевиков.

Но как события конца февраля 1917 года в Петрограде переросли в революцию? Вполне возможно, что забастовки и митинги жителей столицы, да и солдатский мятеж в Петрограде (27 февраля 1917) так и остались бы обычным, заурядным фактом нашей истории. Ведь на тот конкретный момент нигде в стране кроме столицы подобных волнений не происходило. И ключевой, важнейший момент, превративший эти события в революцию – это ликвидация монархии, то есть отречение от престола императора Николая II, а затем, на следующий же день, и его брата Михаила. Важнейшая суть Февральской революции и состоит в переходе от самодержавия к либеральной помещичье-капиталистической демократии. То, чего не удалось сделать в 1825 году дворянам-декабристам, в 1917 году удалось совершить их последователям – либеральным демократам.

Ведь кто участвовал в процедуре отречения царя от престола? Разве Ленин и большевики? Нет, конечно. Временным Комитетом Государственной думы, который спешно был создан либерально-демократической частью Думы в ночь на 28 февраля 1917 года и председателем которого стал Родзянко М.В., для принятия акта отречения царя от престола были делегированы депутаты Гучков А.И. и Шульгин В.В. Кто они – эти люди?

Родзянко М.В. в Думе третьего созыва возглавлял либеральную партию кадетов, а в 4-ой был председателем Думы. Богатейший помещик России, имел земли на Украине и в Нижегородской губернии. Очень много сделал для победы революции Февраля 1917 года, поддерживая постоянную связь со Ставкой Действующей армии в Могилёве (генералом Алексеевым М.В.) и штабом Северного фронта в Пскове (генералом Рузским Н.В.), влияя на их решения.

Гучков А.В. – один из создателей и лидер либеральной партии «Союз 17 октября» (октябристов). Владелец заводов, газет. Активнейший участник военно-политического заговора против царя, он сам, добровольно, вызвался участвовать в процедуре отречения царя от престола. Солженицын А.И. пишет: «Это был и реванш за неудавшийся государственный переворот, как бы восполнение того, что ему не удалось. (Пусть так считается, так красиво и трагически войдёт в историю: заговор состоялся бы непременно, но революция опередила его на две недели). Оправдаться – самому перед собой». (Солженицын А.И. «Наконец-то революция: Главы из книги «Красное Колесо». М.: АСТ МОСКВА; Екатеринбург: У-Фактория, 2009. С. 313-314).

Шульгин В.В. был одним из лидеров правого крыла 2-4-й Государственных дум, помещик. Входил в состав, по сути революционного, Временного комитета Государственной думы.

А где происходила процедура отречения от престола? Происходила она 2 марта 1917 года в штабе Северного фронта, который находился в Пскове. В штабе фронта много вооружённых генералов и офицеров, но никто из них не бросился защищать царя. Хотя монарх пребывал в штабе фронта более суток в ожидании делегации Государственной Думы, направленной для оформления отречения его от престола. А Командующий Северным фронтом генерал Рузский Н.В. участвовал в процедуре отречения Николая II от престола.

Правда, царь отрекался от престола в пользу своего брата Михаила. Но Михаила в своеобразную ловушку, из Гатчины в революционный Петроград, ещё 27 февраля зазвал М.В. Родзянко, председатель Государственной думы. И 3 марта 1917 года под напором делегации либеральных демократов Думы отречётся от престола и Михаил Романов. Вся власть в стране перейдёт к Временному правительству, состав которого ещё за сутки до отречения Николая II от престола был составлен самими же либеральными демократами Думы.

Но, как и почему царь оказался в Пскове? Оказывается, либеральные демократы целенаправленно загоняли царский поезд в псковскую ловушку к участнику заговора генералу Рузскому.

Царь, находившийся в Ставке Действующей армии, получая из столицы противоречивые сведения, принял решение выехать в Петроград и самому на месте разобраться в обстановке. Но прежде он поставил задачу генералу Иванову Н.И. с батальоном георгиевских кавалеров (800 человек) эшелоном немедленно отправиться в Петроград для наведения в столице порядка. Одновременно через начальника штаба Ставки генерала Алексеева царь отдал распоряжение о том, что «с 28 февраля с позиций Северного и Западного фронтов снимаются четыре пехотные и четыре кавалерийских полка – их также отправляют в столицу». (Сироткин В.Г. «Почему «слиняла» Россия?» М: Алгоритм, 2004. С. 250).

Оба царских поезда выехали из Могилева в 6 утра 28 февраля 1917 г. Но ни в Петроград, ни к семье в Царское Село царю в этот раз не суждено было добраться.

Два человека, сегодня мало кому известных, сделали всё возможное, чтобы изолировать царский поезд от внешнего мира и направить его в город Псков, то есть именно туда, куда и надо было направить, чтобы обеспечить победу революции. С письменного одобрения Председателя Государственной Думы Родзянко, депутат от либеральной партии кадетов Бубликов А.А. и инженер-путеец Ломоносов Ю.В. 28 февраля захватили здание Министерства путей сообщения, брошенное царскими чиновниками, и подчинили себе всю железнодорожную сеть страны.

«Все железные дороги – до Владивостока, до Туркестана, имеют единую телеграфную связь, самую живую, а центр её – в министерстве путей сообщения. Эта связь, как хорошо знал депутат Думы, путеец Бубликов, совершенно не зависит от сети министерства внутренних дел, нигде с ней не сливается и повсюду обслуживается вольномыслящими телеграфистами. Так вот: захватить этот узел связи – и открыть себе голос на всю Россию! И он бросился искать – не Керенского, не Чхеидзе – а сразу главного, Родзянку». (Солженицын А.И. «Наконец-то революция: Главы из книги «Красное Колесо». М.: АСТ: МОСКВА; Екатеринбург: У-Фактория, 2009. С.179-180).

Из этого узла связи Бубликов распорядился: «на 250 вёрст вокруг Петрограда воспрещаю движение всяких воинских поездов! И всё! И никакие подавительские войска не продвинутся! А? Яйцо Колумба! Железные дороги в России – это всё! И правда. Оглушительно простое решение» (там же, с. 210).
«Ещё удивительней было, что далёкие, даже сибирские линии, узлы и станции уже подчинялись ещё сегодня утром не слыханному Бубликову? И за 250 вёрст останавливались воинские эшелоны?» (там же, с.211).

Теперь Бубликову, назначившего себя И.О. министра путей сообщения, необходимо было решить ещё одну важнейшую задачу. Не допустить царский поезд в Царское Село, не дать соединиться царю с семьёй. Царица была женщиной волевой. И неизвестно, удалось бы сломить сопротивление царя, если бы рядом с ним была Александра Фёдоровна. А царский поезд в 2 часа ночи с 28 февраля на 1 марта был уже на станции Малая Вишера. Но здесь поступило сообщение, что навстречу поезду якобы движутся мятежники, и что они уже в двух верстах от станции. Решено было повернуть поезд через Бологое и Дно назад в Ставку. Сообщение, о развороте царского поезда вызвало панику у «думцев»: «Да не в Москву ли царь покатил? О конечно! И там объявит свою столицу! И оттуда будет давить мятеж. А мы – не успели Москвой овладеть. Плохо! Надо догонять! Надо удержать Государя от безумия!» (там же, с 224).

Но Бубликов не бездействовал. Как только пришло сообщение из Бологое, что царский поезд повернул на станцию Дно, это обрадовало. «Значит, во всяком случае – не на Москву. Движение царя на Москву опасно…» (там же, с.222).

Но и в Ставку царя упускать тоже было опасно. «Бубликов взбесился! Закричал! Зачертыхался! Затопал! – и к трубке – упустили, идиоты!!! <…> Но что-то – делать? Что-то делать! Ломоносов впился десятью пальцами в карту на стене. Цедил, соображая: - Задержать его прежде Старой Руссы…
Но задержать – кем? Чем? Взорвать мост? Разобрать пути? Можно попробовать, но Дума совсем перепугается. Да и кто это будет, как этим на расстоянии управлять?
- А вот что: забьём полустанок товарными поездами. Где два пути – поставить два поезда, вот и всё» (там же, с. 222).

Таким образом, решение Бубликова и Ломоносова не оставляли царю выбора. Разъезды на пути в Москву и в Ставку (Могилёв) забили товарными составами. Дорога на Псков оставалась единственно возможной, которую оставили ему заговорщики. А псковский штаб был под сильным влиянием Думы.

«Как бы то ни было, царь попал в ловушку: бесполезно проболтавшись на железнодорожных путях между Могилёвым – Дно – Бологое – Тосно – Лугой, так и не доехав до Петрограда: царский поезд повернул на Псков, куда и прибыл 1 марта в 19 часов и где Николая II взял под свою опеку Рузский, командующий Северным фронтом». (Сироткин В.Г. «Почему «слиняла» Россия?» с. 263).

«В ночь с 1 на 2 марта в Пскове царь согласился с доводами Рузского и вернул на фронт воинские части, посланные на усмирение столицы; аналогичная телеграмма была послана генералу Иванову в Царское Село» (Там же, с263). Очень похоже на то, что генерал Рузский, ещё до прибытия представителей Думы, уже сломил сопротивление царя и склонил его к мысли об отречении.
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1377 · Ответов: 0 · Просмотров: 4020

Антон Ян
Отправлено: 31.5.2011, 14:32


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Как думаете, кризис нынешний - рукотворная штука?
Или случайность?
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1356 · Ответов: 3 · Просмотров: 5298

Антон Ян
Отправлено: 27.5.2011, 18:20


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


У метро газету вручили.
Называетс "Вестник "Единой России" в Санкт-Петербурге" №6 (85) - май 2011.
На 2-й странице читаю (цитирую):
"1. Почему фронт?
Поскольку Путин выступил со своей инициативой в преддверии 9 мая и в Сталинграде, такая риторика была вполне уместной".

"2. Почему в Волгограде?
Сталинградская битва открыла дорогу к Великой Победе. Она стала поворотной точкой в Великой Отечественной войне. Создание Общероссийского фронта тоже должно стать поворотной точкой в непростой момент современной отечественной истории. Как и защитники Сталинграда, отступать России некуда".

Подумалось. Как только "рыночникам" нужна победа обращаются к памяти победителей.
А как всё закончится, снова дискуссии навязывают, типа Власов и Краснов - предатели или герои-подпольщики.
  Форум: Военная история · Просмотр сообщения: #1331 · Ответов: 1 · Просмотров: 5417

Антон Ян
Отправлено: 24.5.2011, 17:07


Активный участник
***

Группа: Активные
Сообщений: 40
Регистрация: 12.1.2011
Пользователь №: 468


Прочитал сегодня статью в газете "Петербургский дневник в № 18, 2011 "Модернизация необратима".
Серьёзно взялись.
  Форум: Разное · Просмотр сообщения: #1309 · Ответов: 3 · Просмотров: 5544

2 страниц V   1 2 >

Есть новые сообщения  Открытая тема (есть новые ответы)
Нет новых сообщений  Открытая тема (нет новых ответов)
Горячая тема (есть новые сообщения)  Горячая тема (есть новые ответы)
Горячая тема (нет новых сообщений)  Горячая тема (нет новых ответов)
Опрос (есть новые голоса)  Опрос (есть новые голоса)
Опрос (нет новых голосов)  Опрос (нет новых голосов)
Тема закрыта  Закрытая тема
Тема перемещена  Тема перемещена
 

Текстовая версия Сейчас: 18.2.2019, 0:44